бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Жена без права голоса

8087 25    |    28 февраля 2014 г.       
Писательница Полина Жеребцова, эмигрировавшая в Финляндию, рассказывает о трудностях интеграции кавказских «обычаев» в европейские ценности

В Европу едут беженцы. Они привозят свою культуру и традиции на чужие земли.

Последнее время волна эмиграции набирает обороты: бегут из стран третьего мира, бегут из России. Хорошо, когда в европейский мир добавляются краски: вкусные сытные блюда  Кавказа, зажигательные танцы, черноглазые бойкие дети. Но вместе с этим мелькают и женщины, закутанные в длинные ткани. Женщины, которые во всем зависят от мужей.

Европейцы недоумевают, почему не происходит интеграция? А прибывшие, конечно не все, но большинство, даже не думают жить по законам европейцев, сохраняя свои привычки во всем.

***

Мне удалось поговорить с беженкой, которая приехала с мужем и детьми в ЕС.

В поисках безопасной жизни, Амина, покинула родной край.

- Я родилась в России, в маленьком городе под Москвой - так начала она свой рассказ: - Родители выдали меня замуж в пятнадцать лет, школу я не закончила. Плакала, не хотела замуж. Но приказали. По нашим законам я не могу ослушаться приказов отца и дяди. Отослали меня в Дагестан. Я за мамой скучала. Мама у меня очень добрая, хорошая. Воспитала нас, одиннадцать детей, одна. Отец к старости успокоился, а в молодости любил выпить и бил ее на наших глазах почти каждый день. Мы, маленькие, невероятно его боялись. В новой семье меня приняли холодно. Но не обижали. Муж меня старше на двадцать лет оказался, я до свадьбы его и не видела.  Через год я сына родила, потом дочку. Муж в Европу засобирался, как пострадавший от полиции. Меня никто не спрашивал, хочу ли я ехать. Приехали. Попросили убежища. Все нам дали. И дом появился хороший, и жизнь нормальная. У меня еще двое детей родилось за время, пока мы ждали решение властей. Пособие на детей здесь огромные, не как в России. На них можно жить!

Только муж забирал себе и мое пособие, и детей. Мне приходилось выпрашивать деньги у него на еду, и на самое необходимое для женщины. Здесь, ведь платят пособие не только на ребенка, но еще и матери, которая сидит дома. За четверых детей более 600 евро. Это как зарплата. Но я не видела эти деньги. 

Муж много лет не работал в Европе, и сейчас не работает легально. Он стал сильно увлекаться исламскими течениями, заставил меня укутаться в хиджаб. Я носила обычный платок, когда жила в Дагестане. Но он сказал, что теперь все изменилось и ему стыдно за меня. Потом, через время, стал бить. Если ему не нравилось как посмотрю на него или как подам чай - мог ударить по лицу. Я ходила словно украшенная елка с «фонариками». Себя он оправдывал тем, что прочитал в Коране как надо непослушную жену «учить жизни». Считаю, что Кораном он просто прикрывается, так как на самом деле всегда был неграмотным и даже школу не закончил, но родные купили ему диплом вуза, как водится.

В семьях беженцев я не видела другой  жизни: женщины во всем зависят от мужчин. Европейцы закрывают на это глаза.

В конце концов после очередного избиения я не выдержала и убежала к двоюродной тетке во Францию. Она меня спрятала у себя. Но через месяц муж нашел меня и пригрозил, что отнимет детей. Я испугалась. Пришлось вернуться. Как буду дальше жить не знаю...

***

Таких историй, к сожалению, все больше. Хотя есть и положительные: муж и жена с Кавказа выучились, вышли на работу, купили дом. Бывшие беженцы, а ныне граждане одной из стран ЕС, Сулейман и Марьям рассказали:

- Не все беженцы - настоящие пострадавшие. Есть жулики, есть радикалы. Их привлекают пособия в Европе и возможность ничего не делать, вот они сюда и едут со своими выдумками. Язык страны, где их приютили - учить не хотят. Принципиально. Даже на бесплатные языковые курсы оказываются ходить. Мы от таких людей держимся подальше. Помним случай в Германии, когда в беженском общежитии десять чеченцев, называющих себя «верующими мусульманами» избили других чеченцев: беременную женщину и ее мужа, только потому, что беременная не носила большой платок! Женщина потеряла ребенка, а муж попал в больницу. Где это видано, чтобы так опозорились вайнахи? Ворвались в чужой дом и избили чужую женщину!

- Платок не носила и не буду. Это личное дело каждого: носить или нет. - говорит Марьям: - Если мой старый отец разрешает мне ходить без платка, почему я должна слушать обезумевших людей, пригретых в Европе? Какое право они имеют указывать, что носить и что говорить на чужих землях? Здесь европейские законы!

- Был такой случай, - встревает Сулейман: - в одном из лагерей беженцев мужчина приказал жене надеть на четырехлетнюю дочку хиджаб. Но пока мать отвернулась, девочка выбежала во двор. Женщине сильно досталось за это. Она поначалу пыталась возразить, что вызвало бурю злости. Муж заявил ей, что она «никто», «не имеет права слова» и т.д. А девочку он побрил налысо в целях наказания! У ребенка была косичка, бантик. Отец все состриг.

- Что по этому поводу сказали социальные службы? - появился вполне резонный вопрос у меня.

- Не знаем. Но они не вмешались. На наш взгляд, это упущение и проблема в будущем.

***

В 90-х годах, по улице Заветы Ильича в Грозном жили образованные и порядочные люди. Но на третьем этаже нашего подъезда была «своеобразная» семья, доставляющая хлопоты всему дому: муж, жена и ребенок. Под воздействием наркотиков муж так избивал жену, что она скатывалась с третьего этажа на первый вся в крови, и пыталась спрятаться у нас или у других соседей. Ее супруг, как ему казалось, в праведном гневе, бил ногами чужие двери и пытался отобрать для очередного наказания свою «непослушную женщину»! Так продолжалось несколько лет: уйти из семьи, по местным традициям, женщина могла только без ребенка, так как ребенок - принадлежит отцу. Она боялась бросить сына.

Милиция в семейные дела не вмешивалась, поэтому обратиться несчастной было некуда. Переждав несколько часов в чужой квартире, она робко появлялась перед грозным супругом дрожа от страха.

***

Прожив в финских лагерях для беженцев я познакомилась с разными людьми. Были порядочные верующие мусульмане и христиане, которые никогда бы не стали  использовать религию для гнусных целей. А были люди, по меньшей мере, странные. Одна из таких семей много причитала о том, сколько им должны европейцы, успешно несколько лет проживая в уютной большой квартире - бесплатно, и получая приличное пособие.

Мужчина все время рассуждал о том, как следует заставить европейцев жить по своим законам, и на полном серьезе готовился к «религиозной войне». А жена без его личного разрешения не могла выйти из дома или пройти из кухни в комнату! Муж настаивал на домашних родах, как «в старые добрые времена», но слава богу, финны успели отправить женщину на «скорой помощи» в роддом. Семья была многодетной.

Как некое откровение я записала диалог этого папы и его маленькой дочери-дошкольницы.

«- Видишь тетю?

- Вижу, папа.

(Идет сотрудница лагеря беженцев, которая всем помогает и раздает вещи)

- Какая это тетя?

 - Плохая!

 - Правильно! Молодец! А почему она «плохая»?

 - Она не носит хиджаб, она «неверная»!

 - И что следует делать с такими тетями?

 - Убить!»

 Папа счастливо засмеялся: видимо до этого он уже научил маленького ребенка «правильным ответам».

Ничего общего с настоящими верующими мусульманами, на мой взгляд, эти люди не имеют. Хочется пожелать им прозрения от Аллаха! А европейским социальным службам пожелать внимательности и больше программ защищающих беженок от домашнего насилья!

Полина Жеребцова

Фото: http://wallpoper.com

Полина Жеребцова— писательница-документалист, поэтесса. Автор знаменитого «Дневника Жеребцовой Полины». Книга была переведена на многие европейские языки.

В 2013 г. Полина получила политубежище в Финляндии. Занимается правозащитной деятельностью. Выступает за освобождение Бориса Стомахина.Финалист премии имени А. Сахарова «За журналистику как поступок», 2012 год. Автор Доклада о военных преступлениях на территории Чеченской республики 1994-2004гг.

Полина родилась в многонациональной семье на территории Чечено-Ингушской АССР, в городе Грозном. Во время военных кампаний за пределы Чеченской Республики не выезжала. С началом войны в 1994 году в Чеченской Республике девятилетняя Полина Жеребцова начинает вести личный дневник, в котором описывает происходящие исторические события на своей Родине.

Другие публикации

Тема
"Чувствую себя пионервожатой"
"Даптар" побывал в гостях у Лейлы Гамзатовой и выяснил, каково быть приемной мамой в Дагестане.
1446 25    |    16 сентября 2017 г.
Тема
Всему миру доказать
Для чего дагестанские девушки занялись тяжелой атлетикой
630 25    |    23 августа 2017 г.
Тема
"Бывают случаи, когда развод оказывается единственным способом сохранить жизнь женщине"
Как в Чечне власти заставляют сойтись разведенных супругов
4576 25    |    31 июля 2017 г.
Тема
"Мы идем на это, чтобы обрести себя"
История трансгендера из Чечни.
1377 25    |    26 июля 2017 г.