бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Не верь. Не бойся. Не проси.

4104 25    |    19 февраля 2014 г.       
Психолог Елена Мкртычан — о том, что делать, если вас бьет муж

Честно говоря, мне всегда казалось, что на эту тему уместно говорить не с психологом, а с адвокатом или, в особо запущенных случаях, с тренером по карате. Но проблема в том, что женщина, способная защищаться в суде или на ринге, в такую ситуацию попадает редко. Попадают другие – те, у кого нет поддержки родителей и друзей, нет работы, нет образования, нет никаких доходов. И нет государства, которое защищает закон и своих граждан. Что делать в таких случаях – рассказывает психолог Елена Мкртычан.

— Избил первый раз — это «проба пера». Если сработало – потом его не остановишь. Нужно сразу попытаться решить вопрос. Не бояться. Не просить. Не верить обещаниям, что это не повторится. И хотя это правило трех «не» используется в армии и в тюрьме, здесь оно тоже уместно. Ведь насилие над беззащитным — это «дедовщина». Её цель — установить власть в замкнутом пространстве, так как во внешнем мире человек бессилен это сделать.

— Из этого правила понятно, чего не нужно делать. Но что делать? Сразу уйти?

— Желательно уйти сразу, но вообще надо смотреть на ситуацию – как поженились,  был ли это брак по любви или сведенный брак. Если сведенный — то ни в коем случае не нужно скрывать случившееся. Но обычно сведенные как раз и скрывают, они верят родителям, их выбору и верят, что все может уладиться. Очень многое зависит от родителей женщины. Если они встрепенутся – все будет хорошо. Пусть отец скажет: «Она тебе не нравится? Я ее забираю». Настоящий отец и настоящая мать, раз уж вы сами выдали дочь замуж, исправьте свою ошибку, не позволяйте над ней издеваться. Но, к сожалению, они редко вмешиваются. Иногда и не знают. Поэтому я всегда у этих девочек спрашиваю: «Ты маме сказала?» – «Нет, не хочу огорчать». Да с какой стати ты не хочешь огорчать? Значит, когда у тебя родится девочка и попадет в беду, она тоже будет молчать, не скажет тебе, что ее обижают? Пусть дочь уже взрослая женщина, мать все равно больше нее, она ее родила, взяла на себя ответственность. Она ее первый защитник. Родители должны стоять горой за своих детей. Это закон жизни. Иногда хочется обратиться к ним: родители, защищайте своих замужних дочерей. Не надо драться, скандалы устраивать. Просто заберите дочь. А когда придет возвращать – не отдавайте. Пусть доказывает, что он достоин прощения.

— Но если в семье считается нормальным выходить замуж по указке родителей, значит девушка привыкла терпеть.

— Когда возникают споры, как надо замуж выходить – по расчету или по любви, я всегда говорю, что, конечно, надо выходить по любви. Если ошибешься — сама себе лоб можешь расшибить. Родителям не расшибешь. И потом, по любви – это тоже расчет: я люблю, я хочу и буду, я так рассчитываю. Но если она вышла по любви и попала в эту ситуацию, тогда это, скорее всего, жертва. Люди не становятся жертвами во взрослом состоянии. Это не значит, что ее родители били. Просто жертвенность – это паттерн семьи, паттерн, приобретенный в детстве. Когда мама говорит: я тебя в муках рожала, всем для тебя пожертвовала - дочь начинает думать, что родить ребенка – это жертва какая-то, жить – тоже жертва, надо терпеть и так далее. Это все, конечно, общеизвестно, и нам легко это говорить, но жертве нелегко это осознать и изменить.

  

Мкртчан: Первый раз поднял руку – надо уходить.  

— Значит, надо уходить?

— Первый раз поднял руку – надо уходить. Но это касается тех женщин, кто не спровоцировал побои. Я сейчас, может быть, крамольную вещь скажу, но бывает, что женщина в хорошем браке, в любви – провоцирует мужчину на то, чтоб он поднял руку. Все мы немного мазохисты. Если нам причинили боль – мы ждем, что за эту боль нам будет какая-то конфетка, награда. Бывают женщины-стервы. Я не хочу делать это качество отрицательным. Стервам нужен адреналин. Конечно, это не совсем нормально. Если это превращается в игру, это одно дело – и это их дело. Но если начинается насилие, если она страдает, то ни о какой игре речи быть не может. Первый раз руку поднял – надо уходить. Если не ушла, потом бывает очень трудно.

— Всегда думала, что бить жену может только трус.

– Кто бьет — тот сам жертва. Он стремится к власти, потому что над ним самим была власть, скорее всего женщины, может, матери. Может, власть отца над матерью. Это уже исследования психологов, оставим их в стороне. Но в основном мужчина, который бьет, – сам жертва. Он не уважает себя, не верит в свои силы, недоволен сам собой. И он будет дальше бить, потому что битье все равно не дает ему полной власти над другими людьми, а ему этого не хватает. Поэтому он продолжает бить все сильнее и сильнее. Это надо знать. Если ты не вышла из этой ситуации с первого раза, надо наблюдать за ним – как он ведет себя с другими. Ты обязательно заметишь, что есть люди, перед которыми он совершенно тих. Он чувствует досаду, но ответить не может. Может быть, это его мама. Замечай и мотай на ус: есть люди, перед которыми он бессилен. Почему бы таким человеком не быть тебе? Но сразу ничего не предпринимай, потому что ты не знаешь, как это сделать. Просто знай, что алгоритм этот существует. Одна эта мысль заставляет мозг работать, и он может найти выход. Если ты увидела, что он над кем-то не имеет власти, – эта картинка сработает. Правое полушарие работает через зрение, через картинки. Лучше не копировать чье-то поведение – копирование редко имеет успех. Когда ты наблюдаешь, правое полушарие начинает работать интенсивнее, чем левое, которое отвечает за логику. Поэтому ищи картинки, где он теряется.

Деспота видно сразу. Он ухаживает слишком красиво, старается не ссориться, но выходит из себя по любой мелочи. Если ты нравишься ему в одной одежде, он начинает тебя переделывать: то носи, это не носи. Это знак, что он недоволен собой.

— Пока найдешь нужную картинку, можно инвалидом стать…

— Поэтому лучше наблюдать за ним до замужества. Деспота видно сразу. Он ухаживает слишком красиво, старается не ссориться, но выходит из себя по любой мелочи. Если ты нравишься ему в одной одежде, он начинает тебя переделывать: то носи, это не носи. Это знак, что он недоволен собой. Не твоей одеждой. Просто ему что-то понравилось, но он сам себе не доверяет. Понаблюдай, как он смотрит. Обычно такие люди не могут смотреть в глаза, пока не подавили тебя. И эти маниакальные «ты должна то», «ты должна се». Еще должна настораживать педантичность. Мне как-то одна женщина рассказывала: в семь утра каждое воскресенье получаю букет роз. Ну, до свиданья! Это ведь маниакальность – в семь утра в воскресенье розы посылать. Люди спят в это время. И нет ничего красивого в том, что он тебя будит. Я понимаю, если он муж и кладет букет на подушку, и ты посыпаешься под этот запах. Но если посыльный в дверь звонит... Человек явно красуется, пытается взять на себя внимание, власть. Когда он женится, он начнет добиваться власти более простыми методами. Несчастные люди, конечно.

— Но ведь говорят: бьет – значит любит…

— В каждой семье есть «драка», мужчина может ударить, когда его доведут. Он может толкнуть жену, отшвырнуть. А женщина, бывает, хочет достучаться до него, поэтому провоцирует и после этого сразу успокаивается. В любви такое случается. Но не надо путать эти вещи. Если человек поднимает и опускает руку раз, другой, третий, пытается в самое больное место попасть, кулаком в лицо — здесь любви нет. Или старается унизить, заставляет женщину стоять всю ночь. Многие мужчины так делают. Тут нужно сообразить, что-то сделать неожиданное. Я иногда говорю женщине: крикни, кукарекни, изобрази сумасшедшую, начинай танцевать. Сделай так, чтобы он растерялся. Что стоять-то? Он все равно бить будет. Покорность вызывает желание бить дальше. Почему-то бегут в угол, хотя там бить удобнее. Не надо, бегите к выходу. Если выход за его спиной – отвлеки и беги. Как при встрече с преступником. Главное не растеряться и держать глаза открытыми. Применяйте технику айкидо — и в словах, и в движениях. Но этому надо учиться. Ты его не трогаешь, но когда на тебя несется кулак, ты не стоишь как партизан, а поворачиваешься по направлению удара, по кругу. Чтоб его рука попала в воздух. Пока он вернет равновесие, ты успеешь взять чайник.

— Чайник?

— Да. Видишь, что надвигается драка, поставь чайник, будто хочешь выпить чаю. Когда подойдет к тебе – хватай кипящий чайник, держи его и так разговаривай.

— Скажите, а у вас были такие случаи в практике, чтобы женщина не ушла, осталась и сумела его переделать?

— Нет конечно (смеется). Табуретку в кресло не переделаешь, хоть прибей к нему спинку. Как она может его перевоспитать? Она то, на чем он взрастает.

Реализоваться сейчас трудно, кризисное время, в Дагестане особенно. Наш мир дуален, поэтому мужчина проверяет себя через женщину.

— К чему тогда все эти разговоры? Поднял руку – развернись и уходи, куда угодно.

— Это не у всех получается. Нам легко говорить, у нас другое воспитание, другой дух. Я, например, была единственным и любимым ребенком в семье, я дралась во дворе, играла в казаки-разбойники. А если ее жертвой воспитали, там другой алгоритм. Радар работает, жертва выбирает палача, палач выбирает жертву. Они друг друга находят и вечно меняются ролями. Корни, как я уже говорила, в родителях. В основном это мама – мама-жертва или мама-палач. Но, в принципе, палач и жертва – это одно и то же. Когда мы терпим от человека издевательства, мы сами делаем из него палача. Иногда трудно женщинам это говорить, но я говорю: «Ты ему тоже причиняешь вред тем, что закрепляешь в нем это. Быстро уходи, пусть он со своими комплексами сам справляется».

— Вспоминаю американские фильмы…

— Да, фильмы надо смотреть. Первое — «В постели с врагом», второе — «С меня хватит», потому что боксу научиться сложнее. И книги есть, в том числе у Стивена Кинга. Но я советую читать все про айкидо. Для айкидо не нужны силы или проворство. Нужно только смотреть и вовремя сесть, вывернуть плечо, отклониться, быть резиновой. И представлять, что ты должна делать. В конце концов картинка сработает, визуализация – сильнейшая функция мозга. Мозг так работает — любая ситуация для него разрешима, если человек ищет. Но если человек считает, что выхода нет – то выхода нет. В лондонском метро было много самоубийств, пока не догадались сменить таблички. Вместо «Нет выхода» повесили «Выход там» со стрелкой.

— И помогло?

— Конечно. Это же аффирмация. Если человек постоянно будет натыкаться на надпись «Выхода нет», мозг запечатывает это. Ты не успеваешь подумать, как ведешься на это.

— Вы работаете и в Москве, и в Махачкале. Эта тема актуальна для Дагестана?

— Да, особенно сейчас, когда мальчики растеряны. Плюс влияние — не религии, нет, с религией-то все нормально – а религиозности. Реализоваться сейчас трудно, кризисное время, в Дагестане особенно. Наш мир дуален, поэтому мужчина проверяет себя через женщину. И у женщины то же самое: она проверяется на мужчине — как она переносит его бедность, его неудачи, его любовь. Сейчас стало модным показать друзьям, что он мужчина, потому что так с женщиной обращается. Но мода приходит и уходит. Я так и говорю им: сейчас ты модный, но не успеешь оглянуться, ты станешь совершенно немодным.

— Вы с ними тоже общаетесь? Как они объясняют свое поведение?

— Мужчины в основном «логически рассуждают». Отец говорит: я запрещаю дочери ходить куда-то, заниматься танцами, потому что оберегаю ее от всяких негодяев, чтобы ее не обидели. Но как раз эти отцы чаще всего и выдают дочерей за таких, кто обижает. За благополучного с виду мальчика, такого всего положительного, но в тихом омуте... И для этого вы ее берегли, спрашивается? И с мужьями общалась. Несколько случаев было, когда женщина ко мне приходит, а муж начинает волноваться, возражать, не пускать, прибегали даже, мол, что вы ей голову морочите. Если он хочет разговаривать – я с ним разговариваю. Если нет, я продолжаю работать с женщиной, говорю ей: успокойся, все нормально. Раз прибежал, значит хочет вернуть, значит что-то еще есть там, кроме желания дать в глаз.

— Но все-таки вы уговариваете их уйти из такой семьи?

— Я же не говорю – уходи из семьи совсем. Если бьет – уходи, на время или навсегда, главное не терпеть, не позволять такое. В опасном месте не находись. Никто же не стоит под камнепадом. И помни, что это замкнутое пространство — та же армия. Если превращает семью в армию, ты должна сделать выбор. Ты должна сказать: нет, это я не понимаю и понимать не хочу. Ушла. Уш-ла! И не бояться угроз.

Беседовала Аида Гаджиева

Другие публикации

Интервью
"У нас есть случаи, когда мать не может даже видеть своих детей"
Судебные приставы Ингушетии уважают средневековые традиции, а не законы России?
259 25    |    23 июня 2017 г.
Интервью
Чеченские женщины – в особой группе риска
«Новые» традиции в Чечне бьют по женщинам. Эксперт по Северному Кавказу Варвара Пахоменко рассказала «Даптару», как власти в республике не препятствуют «убийствам чести», наоборот – поощряют.
13497 25    |    20 июля 2016 г.
Интервью
«Я женщина, мне хотелось бы не воевать с Кавказом»
Переходящие жены боевиков, самобытная демократия, горянка в политике – переквалифицировавшийся в политики журналист Юлия Юзик рассказала «Даптару», каким она видит развитие Дагестана
2162 25    |    9 июня 2016 г.
Интервью
Стихи, отрава и зашитый рот
Безответная любовь, изгнание из села, убийство. "Даптар" развенчивает мифы вокруг аварской Сапфо - Анхил Марин
1784 25    |    2 июня 2016 г.