бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Гендерная селекция по-дагестански

8615 25    |    8 февраля 2014 г.       
В Дагестане все чаще совершают аборты из-за пола ребенка – девочки нежелательны в семьях…

– Жена, кто у нас родился, мальчик? – кричит муж под окнами роддома.
– Нет, дорогой!
– А кто тогда?

Подобный диалог довольно типичен для Дагестана. Первое, что надо сделать дагестанцу, чтобы самоутвердиться и стать уважаемым в кругу друзей – произвести на свет хотя бы одного наследника. Так повелось издревле: в мальчике отец семейства видел продолжателя рода и семейного ремесла, воина-защитника родного очага и страны. Но из-за этого мнимого мужского самоутверждения и нежелания брать на себя бремя ответственности в Дагестане почти ежедневно гибнут не рожденные девочки и становятся инвалидами молодые женщины.

Девочка как инвестиция

Раньше новорожденная девочка с первых дней считалась для мужчины источником проблем и многочисленных расходов: ее надо было вырастить скромной и трудолюбивой, вложить немалые средства для обеспечения достойным приданым, а потом отдать в чужую семью. Есть поговорка: когда рождается мальчик, ты плюешь в другой дом, а когда рождается девочка, плюют в твой дом. Это связано с традицией отдавать девочку в чужую семью. Вместе с ней уходят все вложенные в нее инвестиции, не принося родным прибыль.  Был еще один важный фактор: на Кавказе девочек всегда считали потенциальной угрозой чести семьи и рода, от нее с детства ожидали неблаговидных поступков, что диктовало непомерную строгость и жестокость в обращении с ней. Неугодным, таким образом, был не только сам факт рождения девочки, но и то, что через нее на дом может обрушиться позор и бесчестие.

Женщину, рожавшую одних дочерей, даже в недавнем прошлом считали неполноценной и всячески унижали. Мужчины пренебрежительно бросали женам, рожавшим дочерей: «Лучше бы ты родила мне камень!» Кумыки, например, говорили: «При рождении дочери углы комнаты суживаются, при рождении сына потолочные балки поднимаются на одну пядь». (Алимова Б. М., Быт сельского населения Дагестана, Махачкала, 1981 г).

У некоторых народов Кавказа был распространен даже обычай – умерщвлять новорожденных девочек. Считалось, что это вознаграждается последующим рождением сына.

Часто мужчины с одобрения родственников разводились с женами, которые не рожали сыновей, и женились вторично. Оправдывалось и рождение сыновей на стороне. Пренебрежительное отношение к рождению девочек нашло свое отражение даже в традициях имянаречения – как правило, третью дочь в дагестанских семьях называли Кистаман, Бестеханум, что означает «хватит девочек», или Улангерек – «давай мальчика». Считалось, что это, как магическое заклинание, привлечет в семью долгожданного сына.

Женщину, рожавшую одних дочерей, даже в недавнем прошлом считали неполноценной и всячески унижали.

– Моей тете, родившей сына лишь с восьмой попытки, – рассказывает жительница Махачкалы Зайнаб Ибрагимханова, – в семье мужа приходилось терпеть постоянные упреки, издевательства. Ее зимой выгоняли беременную, с малолетними девочками, из дома, подсыпали в еду толченое стекло. Она рожала каждые 2-3 года, а в перерывах между беременностями делала по одному-два аборта, но, как на грех, на свет появлялись дочери. Только когда родился мальчик, родственники успокоились, а наследника носили на руках, как божество, и всячески баловали. И сестер воспитали в духепочитания младшего брата. Хотя они мои сестры, честно скажу – у них тоже «пунктик» на сыновьях, а племянниц мне всегда хочется защитить от несправедливых придирок.

– Сотрудница на работе забеременела второй раз, когда ее дочери было года два. Ходила, счастливая, уже животик начал появляться, – рассказывает Аминат Даудова из Хасавюрта, – но муж и свекровь, узнав на УЗИ, что у нее будет девочка, вынудили ее пойти на искусственные роды. Как она не хотела, плакала, переживала! Через несколько лет ее муж стал изучать Коран, узнал, что это крайне порицается в религии, и горько раскаялся в своем поступке. Но сделанного не вернешь, а девушка больше не смогла забеременеть.

По желанию и воле

Другая история показывает совершенно противоположное отношение к рождению дочерей. У махачкалинца Умарасхаба Адухова в сентябре прошлого года после 11-летнего перерыва родилась третья дочь.

– После первой дочери у нас родились двойняшки, но мальчик получил родовую травму и умер через три дня. Я узнавал адрес врача, хотел убить его. Честно! Девочка была весом в два раза меньше мальчика, и мы думали, что она тоже не выживет. Первое время я ее даже на руки боялся брать, думая, что сломается сейчас. Даже закрадывалась мысль, что лучше бы она была на его месте, - делится Умарасхаб. – Не все так гладко было за эти 11 лет. Ругался с женой, хотел даже развестись или взять вторую, так хотел еще детей, и время шло. Сдерживали мои девочки, наверное. Я их очень люблю. Сына, конечно же, хотелось, даже очень, но здравомыслие перевешивало. Когда прошло десять лет, я уже был почти уверен, что детей больше не будет, "переключился" на племянников, их воспитывал. Но чудо случилось. Когда узнал, что жена в положении, поначалу боялся даже в полной мере радоваться, пока не будет 100% уверенности. Такая затаившаяся радость. После первого УЗИ жена вышла без настроения, узнала, что девочка. Я думал, может, что-то не в порядке со здоровьем. А она расстроена, потому что хотела мальчика родить и точку на этом поставить. Не буду лукавить, до последнего дня я надеялся, что врачи ошиблись, и родится мальчик. Даже думал, что выйдет сейчас врач, скажет, что мальчик, и я ее обниму, на руки подниму! Но родилась доченька, и я абсолютно не разочарован. Жизнь продолжается, за это Великая Благодарность Всевышнему! И, конечно же, спасибо моей красавице жене! И если будет еще один шанс, мне уже все равно, девочка будет или мальчик, главное, чтобы были.

Женщина идет на селективный аборт, не в состоянии противостоять давлению патриархальной дагестанской семьи. Там у нее скромная, но тяжелая роль – вести хозяйство, ублажать свекровь, рожать и ухаживать за детьми. Правила пользования женой пишутся мужем, и вносить в них коррективы по собственной инициативе женщина не имеет права. Регулируя количество и пол детей по собственному усмотрению, мужчина перекладывает на женщину ответственность за ее физическое и психическое здоровье. Так, мол, все у нас в Дагестане поступают, так принято, такие обычаи и прочее.

Проблема "девочка или мальчик" из семейной превращается в социально-гендерную, и одними законодательными запретами ее не решить. Любые строгие запреты на определение пола будущего ребенка и на селективные аборты увеличит число подпольных операций, повысится материнская смертность, число инвалидов и бездетных. Запрещать же женщине делать аборт невозможно, несмотря ни на какие законодательные акты, так как это является прямым нарушением ее прав.

По словам известного в республике сексопатолога и психотерапевта Ахмеда Азизова, корни такого отношения к жене, производящей на свет девочек, как к неполноценной женщине, и к самим девочкам, уходят к доисламским родоплеменным обычаям.

– В Коране строго порицаются родители, избавляющихся от детей (эмбрионов), вне зависимости от пола, поскольку каждый ребенок создан по желанию и воле Всевышнего, - говорит Азизов. – Другие аяты содержат наставления верующим родителям ничем не разделять детей в плане оказания девочкам внимания, дарении подарков, проявлении родительской любви.

Женщина идет на селективный аборт, не в состоянии противостоять давлению патриархальной дагестанской семьи

Если беременность прервана из-за «несоответствия» пола, аборт для верующего приравнивается к убийству. Правда, и в священной мусульманской книге есть некоторые оговорки: аборт, произведенный на ранних, до 40 дней, стадиях, считается меньшим грехом, и не наказывается, а порицается, поскольку в эмбрион еще не вселилась душа. Оправдывается прерывание беременности  в случаях, если вынашивание и рождение ребенка угрожает жизни матери или если она стала жертвой насилия. Однако тенденция селектировать потомство по половому признаку, несмотря на широкую волну исламизации, в современном дагестанском обществе не ослабевает.

Неестественный отбор

Несколько иное мнение высказывает Алжанат Гаджиева, акушер-гинеколог республиканского Центра планирования семьи.

– У нас нередко встречались индивидуумы, зацикленные на рождении мальчиков, не думающие ни о сохранении здоровья женщины, ни о другой стороне такого отбора – морально-этической, тем более что мы родились и живем в Дагестане, где вера категорически запрещает делать подобного рода операции, - рассказывает Гаджиева. – Супружеская пара, которая идет на аборт, должна все же задумываться о том, что за все, что делается в этой жизни, рано или поздно придется отвечать: состоянием своего здоровья или чем-то другим более важным в будущем. Но, к радости врачей нашего центра, в последнее время мы все реже сталкиваемся с подобными случаями.

Среди женщин, склоняющихся к селективному отбору пола, как ни странно, больше женщин старшей возрастной категории, нежели юных, только вступивших в брак. Предположу, что причина такого равнодушного отношения к умерщвлению плода – атеистический период, пришедшийся на их молодость, и элементарная медицинская безграмотность. И, наоборот, пары последующих поколений, выросших в постсоветское время и владеющие знаниями религиозного характера, не заморачиваются на выборе пола, для них главное – иметь здорового ребенка.

Фото: teaminfocus.com.au

По наблюдениям врача, молодые пары имеют достаточные знания по планированию количества и пола детей, которые будут желанны для обоих супругов. Более обеспеченные пары, планируя беременность путем ЭКО, имеют возможность заранее выбрать пол будущего ребенка (кстати, во многих европейских странах определение пола будущего ребенка, предимплантационная селекция перед процедурой ЭКО вообще запрещены законом, кое-где уголовно наказуемы, а некоторые частные клиники по своей инициативе отказываются от данной практики).

Впервые в республике биопсию хориальной ткани (то есть определение генетического, хромосомного набора будущего ребенка) начали проводить в Центре планирования семьи для выяснения возможных врожденных патологий. Цель определять пол при проведении этой процедуры тогда, 15 лет назад, никто не ставил. Но, увы, очень скоро оказалось, что из трех супружеских пар, приходящих на этот анализ, только одна действительно хотела знать, есть ли вероятность хромосомных аномалий, а две другие просто желали узнать пол ребенка. Однако за прошедшие годы количество генетических процедур, направленных на выявление пола ребенка, сократилось в десятки раз и, можно сказать, практически равно нулю.

Еще одна причина проведения селекции – установка иметь не более двоих детей разного пола.

–  Был в моей практике один случай, – рассказывает врач-узист Буйнакской городской поликлиники Арслан Алхасов. – Пришла на обследование дочь с матерью, сельские. Пока смотрю дочь, а у нее беременность недель 12, мать на аварском языке что-то рассказывает медсестре. Тут медсестра ко мне обращается, что они пол хотят узнать, у них уже девочка есть, мол, если не мальчик, то… А я увидел, что девочка там, но им говорю – что-то ножками прикрывает, не дает увидеть, и так датчик верчу и эдак. А потом обратился к ним. Слушайте, говорю, какая разница кто там – девочка или мальчик, как можно, если девочка, делать аборт? Стал давить на совесть, приводил в качестве аргументов религиозные взгляды, вроде бы они со мной согласились. Но о дальнейшей их судьбе ничего не знаю, больше я их не видел. Надеюсь, что не убрали малышку.

В прежние десятилетия основными причинами абортов у замужних женщин было отсутствие средств на достойное содержание ребенка или медицинские показания (онкологические заболевания, отягощенная наследственность, отбывание матерью срока наказания и прочие). Но теперь и женщины из обеспеченных семей, узнав пол на ранних сроках беременности, избавляются от нерожденных девочек. Это опять же выглядит очень противоречиво на фоне массового усиления религиозности. Изучающие ислам должны бы помнить, как сказано в Коране:  «Из страха обеднеть своих детей не убивайте! Мы пропитаем их вместе с вами. Убивать детей – тяжкий грех» (сура аль Исра, 31 аят).

Однако большой процент дагестанцев практикует адаптированную под свои взгляды веру, применяя вольные трактовки слов пророка.

По плану или по природе?

Разрыв между группами с полярно противоположными мнениями по селективным мерам становится все больше. С одной стороны, по словам Алжанат Гаджиевой, многие пары уже знают, что мальчика запланировать можно, используя метод планирования пола ребенка по дню овуляции. При этом гарантировать появление мальчика можно с более высокой долей уверенности, чем девочку.

Что же касается определения пола уже зачатого ребенка, то ни один метод, даже та же самая биопсия хоральной ткани, не дает стопроцентно верного результата, и при достаточно высокой вероятности в 94 % кто-то все равно попадает в 6 % погрешности. Отсюда и рождение девочек вместо запланированных мальчиков, и наоборот.

С другой стороны, наверное, ближе к истине те пары, которые полагаются в этих вопросах на природу и воспринимают рождение желанного ребенка как счастье, вне зависимости от его пола. Природа сама регулирует пропорции, в которых появляются на свет мальчики и девочки, и любое внесение корректив в ее порядки может быть чревато катастрофическими последствиями.

– Искусственное увеличение числа детей мужского пола может негативно сказаться и на состоянии дагестанского общества, в котором итак уже наблюдается переизбыток агрессии, непримиримости, воинственности, считает доктор Азизов. – У женщины должно быть право родить или не родить ребенка, а не выбирать, рожать или убивать девочек и мальчиков. Для этого необходимо иметь чуть больше знаний о своем организме. Мы проводили и проводим большую работу среди молодежи, рассказываем, как предупредить нежелательную беременность и убийство ребенка в утробе матери.

Искусственное увеличение числа детей мужского пола может негативно сказаться и на состоянии дагестанского общества

Определенную поддержку женщинам пытается оказать министерство здравоохранения Дагестана. Так, по данным за прошлые годы, «в республике планировалось открыть 12 кабинетов медико-социальной помощи беременным, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, и 5 центров «кризисной беременности». Как обычно, из-за отсутствия должных площадей, штатов и финансирования пока открыты всего 2 – в женских консультациях городов Дербента и Хасавюрта. В них проводится психологическое сопровождение беременных женщин, находящихся в трудной жизненной ситуации, с целью создания благоприятных условий для рождения ребенка, профилактики абортов и отказов от детей в родильных домах. С момента открытия в обоих кабинетах было проконсультировано более тысяч женщин. Результаты пока не так впечатляют, как хотелось бы: из числа обратившихся за направлением на аборт женщин, передумавших после доабортного консультирования, составило 6,7 %. Правда, официальных данных, сколько из них пыталось сделать аборт по половому признаку, нет.

По законам природы, в мире всегда рождается 100 девочек на 107 мальчиков и это оправдано тем, что смертность мальчиков на первых годах жизни выше, чем у девочек, примерно на 30%.

Если в это хрупкое равновесие вмешиваться, через несколько десятков лет нас всех ожидает демографический дисбаланс. По некоторым данным, с начала 70-х годов, с эры УЗИ, в результате селективных абортов в мире уже не родилось более 160 миллионов девочек. Цифра существенная, особенно если представить, что каждая девочка – это будущая мать.

Анна Гаджиева

Другие публикации

Тема
Баллада о горской колбасе
Как готовят колбасу в дагестанском горном селе и почему важную часть процесса доверяют самой старшей женщине в доме.
120 25    |    12 декабря 2017 г.
Тема
Строптивая невеста
Считается, что в Дагестане с давних времен родители выбирали сыну невесту или же давали согласие от имени дочери. На самом ли деле это было так?
1388 25    |    27 ноября 2017 г.
Тема
"Чувствую себя пионервожатой"
"Даптар" побывал в гостях у Лейлы Гамзатовой и выяснил, каково быть приемной мамой в Дагестане.
1677 25    |    16 сентября 2017 г.
Тема
Всему миру доказать
Для чего дагестанские девушки занялись тяжелой атлетикой
830 25    |    23 августа 2017 г.