бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

"Человек должен в первую очередь бороться сам"

208 25    |    5 июля 2017 г.       
Регбистка Байзат Хамидова — о самых сложных моментах карьеры, о страхе перед неудачей и о роли семьи в жизни кавказской женщины.

Уроженка Дагестана Байзат Хамидова по праву считается звездой мирового спорта. В свои 27 на обладает званиями заслуженный мастер спорта России, мастер спорта международного класса (первая представительница Дагестана — обладательница этого звания в игровых видах спорта). Байзат — трехкратный обладатель золота на чемпионате Европы по регби. С 2013 года она входит в состав Национальной сборной России по регби-7. В 2014-м году попала в пятерку лучших игроков мира по регби среди женщин.

- Байзат, расскажи немного о себе. Откуда ты родом, как начался твой путь в большой спорт?

- Я родилась в Бабаюртовском районе, в маленьком селе Ибрагимотар. Из спорта там была только физкультура в школе. Я ее очень любила, особенно бег, и даже несколько раз ездила на соревнования по легкой атлетике – бегала дистанции 100 и 200 метров. Так было до 17 лет.

Потом я поступила в медучилище в Каспийск и там уже начала заниматься легкой атлетикой. Продолжала бегать на дистанции 100 и 200 метров, толкала ядро – выступала по всем видам спорта, по которым получалось.

- Почему ты ушла из легкой атлетики?

- Сначала у меня был позитивный настрой, я видела свое будущее в легкой атлетике, и семья меня поддерживала. Старшая сестра Наврат к тому времени уже занималась в Махачкале, тоже легкой атлетикой (Наврат Хамидова – нападающий женской сборной Дагестана по регби - прим. ред.).

Но через четыре года я закончила училище, пришло время решать, что делать дальше – или искать работу, или уже профессионально заниматься спортом. К тому времени у меня уже не было таких радужных надежд на легкую атлетику. Да, у меня были успехи – я выполнила норматив кандидата в мастера спорта. Но это хорошо лишь на уровне республики, а вот на общероссийском уровне дела были плохи. Поэтому я поехала домой и решила уж бросить это дело.

Многих моих подружек родители и братья не пускали заниматься, к примеру, боксом, хотя те очень хотели. Меня же родители поддерживали на все сто процентов.

Полгода я провела дома в селе и не знала чем заняться. Это было очень тяжело. Тогда я начала понимать, что без спорта жить не смогу.

В это время в Махачкале Магомед Гаджимагомедов (главный тренер по регби сборной Дагестана - прим. ред.) уже создал команду по регби. Наврат уже играла там, они ездили по России и делали определенные успехи.

Магомед узнал, что я не занимаюсь спортом, и позвал меня в Махачкалу. Я потренировалась с ними всего несколько месяцев. Потом мне позвонили из Красноярска. Я решила попробовать себя на уровне России и поехала на сборы в Анапу.

До сих пор помню первую тренировку с "Красным яром" – она была 12 апреля 2012 года. А через неделю тренер уже предложил мне выйти на поле. Я была не уверена, боялась, но сыграла неплохо, и вскоре мне уже предложили подписать контракт. С 2013 года я играю за эту команду.

Но без тренировок у Магомеда Гаджимагомедова в Махачкале я бы не справилась. Именно у него получила свои первые навыки в регби. Он очень хороший тренер и отличный человек.


С командой "Красный яр" / Фото: yar-rugby.ru

- Переезд в Красноярск был сложным решением?

- Тренер "Красного яра" тогда дал мне на раздумья два дня. Честно говоря, я особо не думала и сразу подписала контракт. Я не боялась уехать из дома – я с детства любила спорт и хотела заниматься им профессионально.

Я отыграла сезон в команде Красноярска, и на меня обратил внимание главный тренер России по регби. Так меня пригласили в национальную сборную. Результаты появились не сразу, но у меня были хорошие скоростные данные и силовые качества. Поэтому постепенно все сложилось хорошо.

- Тяжело ли было привыкнуть к северным холодам после жизни в теплом Дагестане?

- Да, многие удивляются, как я тут живу вообще (смеется). Но к Красноярску я привыкла. Я люблю зиму, морозы меня не пугают. К тому же у нас такой замечательный коллектив.

- График твоих поездок выглядит просто сумасшедшим. При такой нагрузке удается иногда бывать дома?

- В основном я все время в разъездах, и даже в клубе в Красноярске нахожусь не так часто. Преимущественно я тренируюсь с национальной сборной и играю на мировых сериях по регби-7. Серии проходят с ноября-декабря по май-июнь по всему миру. Последняя поездка была в Канаду – это предпоследний турнир мировой серии в году, следующий выезд будет во Францию. После Канады нам дали пять дней отдыха, и я смогла съездить в Дагестан. До этого была на родине в ноябре.

К сожалению, приезжать получается редко – когда я не в сборной, то должна находиться в расположении клуба (это условие контракта). Но я постоянно на связи с сестрой Наврат и родителями. Связь с родиной я не разрываю никогда, скучаю по родственникам и люблю их.

Для меня Дагестан всегда на первом месте, это моя родина, я тут выросла, получила здесь первые спортивные навыки. Я очень благодарна своим родителям, они многое дали мне.

 
 Байзат Хамидова

- В Дагестане, да и вообще на Кавказе, влияние семьи на личность особенно сильное. Многим девочкам с детства говорят, что главное – стать хорошей женой, матерью. А как было в твоем случае?

- Мои родители всегда любили спорт, мама в школе бегала кроссы. Она любит пошутить, что мне и сестре передались ее спортивные гены. Мама была фанатом легкой атлетики, знала все результаты соревнований, следила за успехами Елены Исинбаевой. Она и сейчас смотрит все турниры.

Помню, как мы смотрели спортивные передачи вместе с родителями, и еще маленькой я начала мечтать о большом спорте. Смотрела Олимпиаду и воображала, как буду представлять на ней свою республику. У меня было много любимых спортсменов – на первом месте была, конечно Исинбаева.

Многих моих подружек родители и братья не пускали заниматься, к примеру, боксом, хотя те очень хотели. Меня же родители поддерживали на все сто процентов, тети и дяди всегда были в восторге от наших с сестрой успехов.

Хочется сказать, что успех в спорте зависит только от самого человека, но на самом деле это не так. Это очень зависит от отношений с родителями. Должно быть взаимопонимание и поддержка. Мне в этом плане повезло.


С подругами

- Родственники не переживали, что спорт займет всю твою жизнь, и ты не выйдешь замуж и не родишь детей?

- Честно говоря, эту тему серьезно ни разу не поднимали. Мама заговорила о детях только однажды, и то в шутку. Но я об этом не забываю, конечно. Спорт для меня очень важен, но на первом месте - дом, семья и дети. Так что я об этом думаю, иду к этому, у меня есть планы. Маме не о чем переживать.

- Все-таки регби ассоциируется в первую очередь с мужчинами, как футбол или борьба. Я знаю спортсменок, которых даже путают на улице с мальчиками. Встречались ли тебе люди, которые выказывали недовольство тем, что ты занимаешься не женским делом?

- Меня тоже иногда путают с парнем. И есть люди, которые не поддерживают то, чем я занимаюсь. Но в основном это всякие анонимы из интернета. Разумеется, это преимущественно мужчины, которые пишут, что регби - "не женское дело".

Раньше я следила за этим и переживала, но сейчас перестала. Главное, что все мои знакомые всегда поддерживали меня и никогда не говорили плохого.

Я думаю, что если бы анонимные критики были со мной знакомы, они бы поменяли свое мнение. Ведь в том, что ты занимаешься спортом, нет ничего плохого. А мнение, что женщине не место в спорте - всего лишь стереотип. Я больше переживаю, когда критикуют мою игру. А вопросы по поводу моего замужества – бред.

- В Красноярске тебе приходилось сталкиваться со стереотипами о Дагестане и о Кавказе в целом?

- Не припомню такого. К моему приезду о Дагестане тут знали очень много. Здесь есть команда по борьбе, так в ней почти одни дагестанцы. Я до сих пор удивляюсь, почему в Красноярске так много дагестанцев. И в основном все хорошо отзываются о нашем народе и республике. Многие мои подружки просятся со мной в Дагестан, хотят увидеть горы.

Бывает, что спросят – как там в Дагестане, продолжаются ли теракты. Но это редкие вопросы.


На поле / Фото: yar-rugby.ru

- Думала ли ты о том, чтобы вернуться когда-нибудь на родину?

- У меня есть мысли вернуться в Дагестан, я бы хотела заняться развитием регби в родной республике. Я знаю, что там меня будут поддерживать гораздо больше, чем в Красноярске, – это наша кавказская специфика. Так что такой вариант, что я вернусь на родину, есть.

- Есть ли у тебя мечта?

- Ну, мечта любого спортсмена – это участие в Олимпиаде и хотя бы какая-то медаль оттуда. Думаю, это будет вершина карьеры. После этого можно уходить из большого спорта и становиться тренером. Хочу сделать все возможное для этого, чтобы не вышло так, что через 5-10 лет я буду смотреть телевизор и переживать, что так и не попала на Олимпиаду.

А что касается личной жизни, то это собственный дом и семья.

- Есть ли у тебя недостатки, которые никак не удается побороть?

- Я очень эмоциональный человек. Могу сейчас находиться в хорошем настроении, а через пять минут упасть в депрессию. Как от этого избавится - не знаю, это порой мешает. А еще я ленивая.


С друзьями

- Наверняка у тебя бывают моменты, когда ты в себе разочаровываешься. Как ты с этим справляешься?

- Однажды я получила травму и перенесла небольшую операцию. После этого я почти полгода не могла вернуться в игру, найти себя на поле. Состояние было ужасное, я чувствовала, что ничего не получается.

Мне очень помог мой тренер Павел Барановский. Он постоянно настраивал меня, вытаскивал из ямы. Его вклад – это 40 процентов успеха. Но 60 процентов – это собственное упорство. Я просто заставляла себя усердно работать, тренироваться, перебарывать лень.

Некоторых мотивирует музыка, фильмы и все такое. Но я считаю, что человек должен в первую очередь бороться сам.

- Какой был самый сложный момент в твоей карьере?

- Операция по удалению грыжи была большим испытанием. Больше полугода было тяжело. Казалось, что все закончилось и я никогда не буду прежней, не смогу играть даже на уровне середнячка. Мне бывало стыдно после игр перед тренером, да и вообще перед всеми. Я не показывала результат, который хотела. Несколько турниров в 2015-м году я вообще провела очень плохо.

Когда ты один раз сыграешь плохо, потом второй, то появляется постоянный страх перед выходом на поле. Такой страх у меня был. Его надо преодолевать. Все это делают по-разному. У меня он проходит после первого захвата. Если я с первых минут покажу свой характер, войду в хороший контакт с мячом, то страх уходит моментально. Включается азарт, и ты носишься, как бешеная. Главное – выйти и показать, на что ты способен.

Екатерина Нерозникова
Фото из личного архива Б. Хамидовой

Другие публикации

Персона
"Девочек не сразу воспринимают всерьез"
О том, как творческая натура нашла себя в боксе
484 25    |    7 июня 2017 г.
Персона
Мы просто учим их пользоваться калькулятором
Айшат Гамзаева открыла в Махачкале специальную студию для людей-инвалидов.
1110 25    |    8 октября 2015 г.
Персона
«Я слышу ее голос до сих пор»
Исбат Баталбекова – первая оперная солистка в Дагестане.
1542 25    |    26 декабря 2014 г.
Персона
Женщина, которая не хочет страдать
Одна из самых известных московских дагестанок – Эмилия Казумова – рассказала «Даптару» о том, как покоряла первопрестольную, про свои страхи и работу.
3692 25    |    13 декабря 2014 г.