бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Чеченская прописка

2479 25    |    14 июня 2017 г.       
Фрагмент из нового автобиографического романа Полины Жеребцовой "45-я параллель" о городе Ставрополе. Роман основан на личных дневниках автора за 2005-2006 годы.

Продолжая искать работу, я и мама неизменно сталкивались с аферистами. Увидев чеченскую прописку, нас иногда просто выталкивали за дверь с проклятиями.

Переворошив газеты, я позвонила в контору, где требовался курьер.

— Как ваше имя? Сможете ли вы осуществлять доставку? — спросил меня бодрый голос.

Обрадовавшись, что смогу зарабатывать на хлеб, я на все согласилась. Зарплата оказалась меньше, чем половина месячной аренды за дом, но другой работы все равно не было. Внушало надежду обещание неких бонусов за хорошую работу.

— Приходите завтра по адресу... Вы нам подходите, — сообщили мне.

Наконец-то!

Я полетела как на крыльях!

Оказалось, контора находится за городом, и добираться следует тремя видами транспорта. А после еще идти более получаса. Но я дошла. И сильно удивилась, когда не увидела никакой конторы. Передо мной возвышался книжный склад. От ярких обложек нестерпимо воняло дешевой типографской краской.

— Здравствуйте! Где фирма по курьерской доставке? — спросила я.

— Чего?! — Тетка с вульгарной копной малиновых волос сунула мне анкету: — Заполняй давай!

Из полуподвального помещения ко мне вышла бледная тощая женщина с мешком за плечами.

В анкете следовало указать имя, фамилию, адрес и номер телефона.

— На сегодня задание такое: пойдешь с нашим курьером и будешь смотреть, как он работает. Понравится, приходи завтра. Все ясно?

Не дожидаясь моего ответа, она ушла.

Из полуподвального помещения ко мне вышла бледная тощая женщина с мешком за плечами. Не разжимая губ, кивнула. Я поплелась за ней.

На вид женщине было около пятидесяти. В длинной синей юбке и черной вельветовой курточке выглядела она скромно и несчастно.

— Вам, наверное, очень тяжело, — заботливо сказала я. — Давайте понесем мешок вместе.

Поначалу незнакомка отказывалась, но минут через двадцать выдохлась и со стоном опустила заплечный мешок на заледеневшую землю.

— До автобуса еще далеко, — побелевшими губами произнесла она. — Если ты мне поможешь, я буду благодарна. Сама здесь только месяц. Как в шахте... Никакой другой работы не нашла...

— Меня Полина зовут, я из Чечни, — представилась я.

— Ольга, — худенькая женщина протянула руку.

— Вы откуда?

— Из Эстонии, — ответила она чуть не плача. — Купила здесь дом. Сейчас бы все бросить, уехать обратно, но нет средств. У нас в Эстонии все по-другому...  Поддалась я на уговоры мужа. А он взял да и умер. Осталась я, сын и старушка мать. Мы выходим по вечерам в сад и воем от горя. Куда мы попали?

Мешок, который я пыталась поднять, весил килограммов сорок. Боль от осколочных ранений пронзила ноги. Вдвоем мы потащили мешок с большим трудом, задыхаясь под его тяжестью. Я недоумевала, как Ольга вообще смогла его поднять. Спросить я не решалась, так как боялась упасть и не встать, и смотрела только перед собой.

Оказавшись в автобусе, Ольга ободряюще улыбнулась:

— Быть курьером не так уж и плохо. От голода я уже рассматривала предложение пойти в эротический театр.

— Куда?!

— Есть такой. В объявлении написано, что вступать в половой контакт с мужчинами необязательно, нужно только ползать по сцене и принимать игривые позы.

Я закашлялась. В автобусе не работала выхлопная труба, отчего едкий дым скопился в салоне. Но Ольга, по всей видимости, решила, что я кашляю из-за ее признания.

— Я не проститутка, — обиженно пояснила женщина. — Когда нашла должность курьера, бросила мысли о театре, да и не молода я уже. Это таким, как ты, работа!

— Нет, простите. Я выросла в пуританской семье, — твердо сказала я.


Полина Жеребцова

Мы два раза пересаживались с автобуса на троллейбус, пока не вышли в центре, у массивного здания начала девятнадцатого века. Недалеко располагалась женская гимназия, где в свое время училась моя прабабушка.

— Сюда следует доставлять книги? — спросила я, когда мы оказались перед воротами.

Ольга посмотрела на меня испуганно и недоуменно.

— Пойдем, я покажу тебе, что делать, –  уклончиво ответила она. Вздохнула, кряхтя, взвалила тяжелый мешок на плечи и быстро зашагала вперед.

Мы брели по узкому извилистому коридору, вдоль которого располагались  двери, а я все терялась в догадках, зачем людям столько книг в мешке из-под картошки?

В какой-то момент Ольга остановилась, размашисто перекрестилась, что выглядело весьма странно для курьера, а затем распахнула дверь.

В мягком кожаном кресле за столом сидела женщина в строгом костюме и изучала сквозь линзы очков какие-то ценные бумаги.

— Доброго дня, — поздоровалась Ольга, склоняясь в три погибели.

— Здравствуйте! — отчеканила женщина и резко сняла очки. — Что вам надо?!

— Посмотрите, пожалуйста, — голосом, каким крестьяне выпрашивали у барина отсрочку по оплате десятины гундосила Ольга, — принесла товары новые, книжки интересные, купите хоть одну, ради Господа.

Она развязала мешок и начала выкладывать книги по кулинарии, сказки для детей, детективы и кроссворды.

— Ну-ка убрали все! Живо! — вскричала женщина. — Сейчас охрану позову, получите дубинками по почкам. Быстро ноги в руки и улепетывайте!

Ольга, бормоча извинения, сложила товар обратно в мешок и, еще больше сгорбившись, вышла в коридор.

Меня с чеченской пропиской не то что в журналисты, не берут посудомойкой!

— Так ты не курьер! — сказала я. — Курьерская фирма — это афера! Ты — продавец никому не нужного товара, который надо впихивать, блуждая по офисам и кафе. В любой момент тебе могут навешать оплеух! Мне уже предлагали такого рода работу с косметикой. Это же ужасно! Начальство отбирает паспорта, издевается над людьми. У тебя паспорт отобрали?

— Да, — ответила Ольга и тут же добавила: — Я сама отдала. По доброй воле.

— Какая у тебя зарплата? Только честно!

— Десять процентов от проданного товара.

— Много продаешь?

Ольга потупилась.

— Заставляют брать целый мешок, а продаю три-четыре книги в день, если хожу десять-двенадцать часов. Люди бедны, никто ничего не берет, экономят, чтобы купить продукты.

— Сколько в день получаешь?

— Рублей сто.

Ответ курьера поверг меня в шоковое состояние. Получалось, что питается ее семья только хлебом и водой и очень редко дешевыми консервами!

— Ладно, — сказала я, — жуликоватому начальству своему передашь от меня что-нибудь русским матом, на выбор. Я даже от отчаяния на такую работу не соглашусь. Меня с чеченской пропиской не то что в журналисты, не берут посудомойкой! Но таскать мешок с книгами, впихивая их людям, сгибаясь под неимоверной тяжестью… это уже слишком. Сегодня помогу тебе, а затем простимся.

Ольга повеселела:

— Мне бы молодость, — сказала она. — Ты можешь сбежать за тридевять земель, а я как старая коряга, не могу выбраться из трясины...

Мы начали стучать в двери и предлагать книги. Если нам открывал мужчина и отказывался делать покупку, я предлагала ему поднять мешок и проверить, какой груз носит на себе хрупкая изможденная женщина с несчастным лицом. Несколько человек, смутившись, купили у нас по детективу в мягкой обложке.

— Спасибо, Полиночка! — радовалась Ольга, периодически бросаясь ко мне с объятиями.

Мы обошли все офисы в центре, и она поделилась, что завтра будет работать в другом районе, так как нужно менять дислокацию во избежание тумаков.

Мешок к вечеру стал легче и, побродив еще немного, мы купили по жареному пирожку с картошкой. Это было нашим обедом и ужином.

Я пожелала Ольге найти другую работу, но она покачала головой:

— Нереально! Я обошла все столовые, фабрики и магазины. Никто не берет! Люди держатся за рабочие места, цепляются, как утопающие за соломинку. Буль-буль-буль!

— Печальное сравнение! Удачи!

Мы простились.

_____________________

Полина Жеребцова
Фото из архива

Полина Жеребцова — писатель-документалист, поэтесса. Автор знаменитого "Дневника Жеребцовой Полины". Книга была переведена на многие европейские языки. Также автор книг о жизни в Чечне во время военных кампаний "Муравей в стеклянной банке", "Тонкая серебристая нить". Постоянный автор портала "Даптар. Женское пространство на Северном Кавказе".

В 2013 г. Полина получила политубежище в Финляндии. Занимается правозащитной деятельностью. Выступает за освобождение Бориса Стомахина.Финалист премии имени А. Сахарова "За журналистику как поступок", 2012 год. Автор Доклада о военных преступлениях на территории Чеченской республики 1994-2004гг.

Полина родилась в многонациональной семье на территории Чечено-Ингушской АССР, в городе Грозном. Во время военных кампаний за пределы Чеченской Республики не выезжала. С началом войны в 1994 году в Чеченской Республике девятилетняя Полина Жеребцова начинает вести личный дневник, в котором описывает происходящие исторические события на своей Родине.

Другие публикации

Личный опыт
Истории одного села. Пастушья драма
Колумнист «Даптара» вспоминает, как однажды подвела брата
430 25    |    4 октября 2017 г.
Личный опыт
"Читала с коптилкой или со свечой"
Книжная полка писателя Полины Жеребцовой
1881 25    |    13 сентября 2017 г.
Личный опыт
«Не могу развестись, терплю из-за детей и родителей»
Жительница Дагестана рассказала «Даптару» о том, как важно доверие между родителями и детьми. И нужно половое воспитание для подростков.
1158 25    |    21 августа 2017 г.
Личный опыт
Двадцать лет с похитителем
«Вместе с прежней Чечней разрушалась и моя семья. С мужем мы вечно скандалили». Любовь, умыкание, война, развод… Жительница Чечни рассказала «Даптару» свою историю
4016 25    |    10 августа 2017 г.