бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Преступление доказано, но...

2574 25    |    9 февраля 2017 г.       
Затянувшийся судебный процесс по делу о похищении Елизаветы Алиевой подходит к завершению. Обвинение запросило подсудимым по шесть лет строгого режима. «Даптар» вспоминает эту историю и рассказывает, как проходил суд

9 июля 2015 года Елизавету Алиеву с мужем похитили прямо из собственного дома в Назрани: вооруженные люди ворвались во двор, схватили женщину, несколько раз ударили и волоком затащили в машину, где уже находился ее супруг. Нападавшими оказались Мухарбек Евлоев (муж сестры Елизаветы – Марем) и его родственники. Незадолго до этого Марем сбежала после очередных побоев, забрав с собой троих детей. Чтобы разузнать, где прячется Марем, Евлоев и схватил Елизавету.

Алиевой повезло: встревоженные шумом соседи вызвали полицию и сообщили о похищении. Правоохранители начали преследовать автомобиль преступников и Елизавете удалось сбежать. Алиева и ее супруг сразу написали заявление о похищении, однако нападавших не задержали, правоохранители вообще не предприняли никаких мер по горячим следам. Прошло почти полгода прежде, чем это дело начали расследовать.

Спустя два месяца после похищения была убита Марем Алиева. Елизавета уверена, что к этому причастен Мухарбек Евлоев: 19 сентября 2015 года Марем позвонила сестре и рассказала о новых побоях и угрозах со стороны мужа. После этого телефон женщины перестал отвечать, а сама она бесследно исчезла. Елизавета сразу обратилась в правоохранительные органы, но на нее начали оказывать давление родственники Евлоева, вынуждая «забрать заявление». Во двор Елизаветы даже закидывали гранату. Правда, этот случай даже не стали расследовать, а пришедший для разбирательства оперативный работник просто сказал, что это никакая не граната, а взрывпакет.

В ноябре уголовное дело по факту убийства Марем все-таки было возбуждено, однако обвинение никому так и не предъявили. Более того, официально нет даже подозреваемых. «Даптар» подробно рассказывал о судьбе Марем.

Зато при помощи организации «Правовая инициатива по России» Мухарбека Евлоева удалось привлечь за похищение Елизаветы. В январе прошлого года его заключили под домашний арест, а его родственника –  Мурада Парагульгова, участвовавшего в преступлении, взяли под стражу. Им предъявили обвинение по части 2 статьи 126 УК РФ (похищение двух человек, совершенное группой лиц с применением оружия).

В моей практике еще не было случая, чтобы потерпевшая по делу об особо тяжком преступлении вынуждена была прятаться во время рассмотрения дела в суде.

Правда, страхов у Елизаветы не убавилось. «Ситуация сложилась неординарная, -  говорит адвокат Алиевой – Виталий Зубенко, - В моей практике еще не было случая, чтобы потерпевшая по делу об особо тяжком преступлении вынуждена была прятаться во время рассмотрения дела в суде».

Госзащита, которой обеспечили Елизавету и ее семью, не могла уберечь Алиевых от угроз со стороны родственников подсудимых. У похитителя есть значительный вес в обществе и связи в правоохранительных органах, поэтому оказалось много желающих «замять это дело». В итоге Елизавета с детьми была вынуждена уехать сначала в Москву, а потом и за пределы России. Некоторые свидетели преступления, поддержавшие Елизавету, тоже покинули Ингушетию.

Муж Алиевой, напротив, остался в республике. Он отказался от семьи, а на суде заявил, что никакого похищения не было. Мужчина даже писал жалобы на то, что его признали потерпевшим по этому делу.

Когда летом 2016 года в Магасском районном суде начались слушания, сама Елизавета была уже в Москве и выступила с показаниями из Замоскворецкого суда по конференцсвязи.

Ее адвокат Виталий Зубенко приезжает на заседания из Ставрополя. Местным защитникам вступать в дело было опасно.

«Разумеется, на участников процесса оказывалось всяческое давление, к тому же, трое преступников до сих пор скрываются. В принципе мы видели, что под определенным давлением были даны показания и некоторых сотрудников полиции. На предварительном следствии они в красках описывали ситуацию с похищением, а на суде – несколько смягчили тона», - рассказывает Зубенко.


Марем Алиева

 

«Вообще, я чувствовал, что нас не хотят видеть в суде, вспоминает  адвокат, потерпевшей нет – желательно чтобы и ее представителя не было на процессе. Так, например, длительное время защита добивались, чтобы им предоставили протоколы судебных заседаний, в которых сторона Алиевой не смогла принять участие».

В какой-то момент процесс начал затягиваться: прения, которые должны были начаться в конце прошлого года несколько раз откладывали. Защита Алиевой и вовсе начала опасаться, что преступники могут избежать наказания. Со стороны обвинения наблюдалась некоторая пассивность, а адвокаты Евлоева давили на то, что он тяжело болен. Из-за сахарного диабета ему и была избрана более мягкая мера пресечения, однако это заболевание не препятствует отбыванию реального срока, подчеркивает Зубенко.

Наконец, 7 февраля прокурор выступил в прениях и запросил для Мухарбека Евлоева и Мурада Парагульгова наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет каждому с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, а также штрафа в размере 100 000 рублей.

«Мы до последнего момента сомневались, что из уст государственного обвинителя прозвучат эти слова: преступление доказано», - признается адвокат.

При этом сторона потерпевшей позицией обвинения не удовлетворена и считает предложенное наказание излишне мягким. Адвокат Елизаветы обращает внимание на то, что подсудимые не признали своей вины, а значит, не загладили ее и не раскаялись, а их родственники оказывали давление на потерпевшую. Санкции по такому обвинению предусматривают лишение свободы на срок от 5 до 12 лет, выходит, что преступникам запросили почти самый минимум.

Практика показывает, что если гособвинитель запросил наказание в виде реального срока, вероятно, его и назначат.

«Конечно, мы еще не знаем, как закончится процесс, хотя в целом практика показывает, что если гособвинитель запросил наказание в виде реального срока, вероятно, его и назначат.  Но моя доверитель недовольна тем, что им запросили всего 6 лет. Она не простила обвиняемых. К тому же не стоит забывать, что Евлоев скорее всего причастен к убийству Марем», - говорит Зубенко.

Елизавета Алиева даже выходила на родственников Евлоева с просьбой рассказать, что произошло с сестрой, а если она убита – позволить по-человечески похоронить ее. В этом случае она бы не настаивала на обвинениях. На ее просьбу не откликнулись, но это и понятно – в случае обнаружения тела, нужно будет расследовать убийство, поэтому Евлоев оказался в патовой ситуации, говорит защитник.

Он напоминает, что юристы «Правовой инициативы в России» намерены подать в Европейский суд жалобу на то, что власти России не предпринимают эффективных мер для расследования этого преступления.

«Это тоже нестандартная ситуация, когда на протяжении почти двух лет особо тяжкое преступление не раскрыто, хотя обстоятельства ее исчезновения, а потом и убийства более чем красноречивы: пропала из родного дома во время очередного скандала, а на месте происшествия обнаружили окровавленные волосы и следы борьбы. Кто мог убить – вопрос риторический», - считает Виталий Зубенко.

Юлия Сугуева
Фото: zanmedia.kz

Другие публикации

Тема
Джума-мечеть: вход для женщин
"Даптар" побывал на женской половине главной мечети Дагестана.
374 25    |    19 июля 2017 г.
Тема
"Кара севда" как диагноз
Почему турецкий сериал покорил Дагестан и за что дагестанцы возненавидели его создателей
1484 25    |    12 июля 2017 г.
Тема
Пришла и говорю
"Даптар" собрал истории о трех ярких дагестанках и их протестных акциях.
853 25    |    30 июня 2017 г.
Тема
Она в присутствии любви и смерти
О насилии домашнем и государственном, о ненависти к жертве и о том, как как легко меняются местами жертва и агрессор
2481 25    |    2 июня 2017 г.