бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Правда и ложь о женском обрезании в Дагестане

7677 25    |    24 августа 2016 г.       
Ислам или традиции? Эксперты разобрали проблему калечащих операций

Проблема женского обрезания в Дагестане неожиданно оказалась в центре общероссийской общественной дискуссии. В ответ на искреннее негодование по поводу средневековых варварских практик слышатся обвинения в исламофобии и поклепе на дагестанскую действительность. Вмешательство в дискуссию муфтия Бердиева с его «шутливым» желанием обрезать всех женщин для борьбы с развратом придало ситуации оттенок фантасмагории. Самое время спокойно и без эмоций разобраться, что же реально происходит в этой сфере в Дагестане.

Итак, женское обрезание - имеющий языческие корни обычай, существовавший задолго до возникновения ислама и сохранившийся у разных народов, в том числе, у египетских христиан - коптов. Поскольку наибольшее распространение этот обряд получил в Африке, термин "женское обрезание" часто связывают с господствующими там практиками. В первую очередь, с так называемым "фараоновым обрезанием", когда девочкам вместе с клитором удаляют малые и большие половые губы, а также практически полностью зашивают половую щель. Однако на самом деле под женским обрезанием подразумевают разные практики, от относительно безобидных до наносящих серьёзнейший вред женскому физическому и психическому здоровью.

В Дагестане практикуют три вида женского обрезания: символический надрез на клиторе или капюшоне клитора (просто чтобы выступила капелька крови), резекция капюшона клитора (надрезают складку кожи, прикрывающую клитор, оголяя его - аналог мужского обрезания) и отсечение части клитора (а иногда и малых половых губ). Очевидно, именно третий тип женского обрезания наиболее травматичен и имеет долгосрочные негативные последствия для здоровья. Ситуация усугубляется тем, что обычно такие операции производятся в домашних условиях людьми, не имеющими медицинского образования, а иногда и представления о возможных инфекциях и правильной стерилизации инструментов. Причём инструментами могут оказаться обычные ножницы или перочинный нож.

Те, кто выступает за женское обрезание, подразумевают отнюдь не фараоново обрезание

Как же относятся к практике женского обрезания в исламе? По разному. Часть мусульман (их точку зрения озвучил, например, Совет муфтиев) полностью отрицает его допустимость, относя подобные действия к вредным доисламским пережиткам, с которыми необходимо бороться. Но есть и те, кто, основываясь на некоторых хадисах, считает женское обрезание желательным – Сунной, а иногда и почти обязательным. Противники обрезания достоверность соответствующих хадисов не признают: "Для девочек обрезание считается нежелательным, в отличие от обрезания у мальчиков. Многие ученые сходятся во мнении, что все хадисы о предписанности женского обрезания выдуманные".

Однако и те, кто выступает "за", подразумевают отнюдь не фараоново обрезание. В соответствии с наиболее распространенной трактовкой этих хадисов, следует "обязательно ограничиваться касательно женщины очень малым, и не чрезмерствовать в обрезании". То есть речь идёт о первом или втором из вышеперечисленных вариантов. И хотя цели этой операции действительно связаны с женской нравственностью, но совсем не так, как интерпретировал это муфтий Бердиев, говоря об успокоении женской прыти. Считается, что в этом случае женщина полнее раскрывает свою сексуальность в отношениях с мужем, получает большее удовлетворение и не нуждается в других сексуальных партнерах: "В отличии от мужского обрезания, при котором чувствительность половых органов снижается, что способствует более продолжительному половому акту, при женском обрезании происходит ровно наоборот - чувствительность увеличивается, что доставляет женщинам большее удовлетворение при половом акте".

Действительно, по медицинским показаниям подобные операции проводятся для борьбы с женскими сексуальными нарушениями. Однако их полезность для всех без исключения женщин вызывает сомнения у медиков. Особенно если они делаются неквалифицированными хирургами, что может привести к серьезным осложнениям.

Вопреки многочисленным утверждениям в прессе, сведения о женском обрезании в Дагестане - не новость, этнографы упоминали о нем как о давней традиции ещё 15 лет назад

Совсем другие взгляды господствуют в отдаленных горных аулах, где искаженные представления об исламе тесно переплетаются с доисламскими практиками. "Мой муж преподает в медресе, он с алимами (мусульманскими учеными) посовещался и они решили, что обрезание обязательно нужно делать. Если не делать, то в судный день Даджаль (Антихрист) привлечет женщину на свою сторону. Еще сейчас очень много женщин без мужей. Чтобы женщины не гуляли, чтобы у них не было особой тяги к мужчинам и не было разврата, обязательно нужно делать обрезание. И девушкам обязательно нужно делать обрезание, чтобы не была слишком темпераментной. Все наши алимы так считают". Именно здесь проблема женского обрезания стоит наиболее остро, здесь распространён его наиболее опасный и травматичный третий вариант. Вместе с переселенцами с гор подобные практики мигрируют на равнину. "Все наши, что живут в городе, тоже делают обрезание. Вот, в прошлом году моя племянница специально отправляла ко мне дочь".

Вопреки многочисленным утверждениям в прессе, сведения о женском обрезании в Дагестане - не новость, этнографы упоминали о нем как о давней традиции ещё 15 лет назад. Точных данных о распространенности женского обрезания в Дагестане нет. Однако ясно, что речь идёт о тысячах женщин. Нет также сведений о соотношении разных типов обрезания и доле тех, которые наносят реальный вред женскому здоровью. Но эти практики далеко не единичны.

К сожалению, представители официальных исламских структур, как это видно из того же выступления Бердиева (и не только из него), не пытаются противостоять эксцессам женского обрезания. Во-первых, говоря о нем, они не уточняют, какие конкретно практики имеются в виду, формируя у неинформированного человека иллюзию, что любое обрезание соответствует исламу. Во-вторых, они объявляют основной целью данного ритуала контроль за моральным обликом женщины путем снижения её удовольствия от интимной жизни. И в результате косвенно, а иногда и прямо санкционируют более травматичные варианты женского обрезания. Так, дагестанская газета «Нур-ул Ислам» в июле 2013 года опубликовала рекомендацию при женском обрезании удалять не клиторный капюшон, а головку клитора: "Вопреки расхожему мнению, фригидность не зависит от обрезания, которое лишь снимает излишнюю возбудимость, приводящую к негативным последствиям. При женском обрезании, вопреки распространяемым на этот счет небылицам, удаляется только головка клитора, где сосредоточены нервные центры, ответственные за удовольствие от внешнего воздействия."

Что делать? Многие искренне предлагают искоренять обычай самыми жестким методами. Подобное желание можно понять. Однако необходимо учитывать, что государственное давление не всегда даёт тот эффект, на который рассчитывают его инициаторы. Вспомним попытки в разных странах ввести "сухой закон" вопреки желаниям и привычкам их жителей. Ведь намерения были благие - не позволять людям травить себя алкоголем. А в результате получалось совсем другое: рост криминала, отравления контрафактной продукцией и заменителями алкоголя, а у нас - ещё и уничтожение ценных сортов винограда. Значит ли это, что с пьянством, с алкоголизмом вообще невозможно бороться? Это не так. Распространение культуры здорового образа жизни меняет мнение населения о вредных привычках, облегчая как общественное воздействие, так и правовые меры в данной сфере.

калечащие практики обрезания лишают женщин, наверное, самого базового человеческого права - права на счастье

Здесь ситуация аналогична. При сопротивлении сельских сообществ законодательные инструменты вряд ли будут эффективно работать. Операции будут проводить ещё более скрытно, в ещё худших условиях. Зато подобные нормы вполне могут использоваться, например, как инструмент в клановой борьбе, когда появятся требования залезть под юбку дочерям оппонентов, чтобы проверить, не обрезаны ли они. И тем самым вызвать дополнительную напряженность на и так уже конфликтных территориях.

Подобные задачи необходимо решать в первую очередь "изнутри", силами самого общества. И здесь большая ответственность лежит на мусульманах Дагестана, на его Духовном управлении. Если бы дагестанский муфтият смог сформировать консолидированную позицию по данному вопросу и решительно выступить против сохранения под видом ислама доисламских языческих пережитков – таких, как клитерэктомия, проблема решалась бы проще. В этой ситуации и государство, и правозащитники, и мусульмане оказываются по одну сторону баррикад - никто не заинтересован в том, чтобы из-за невежества и необразованности калечили девочек-мусульманок.

Наверное, правы те, кто говорит, что женское обрезание - не самая актуальная тема в Дагестане с его клановостью и коррупцией, деградацией социальной сферы, нарушением прав человека и подавлением инакомыслия. Но нельзя забывать, что калечащие практики обрезания лишают женщин, наверное, самого базового человеческого права - права на счастье. И это право стоит того, чтобы за него побороться.

Светлана Анохина,
Владимир Севриновский,
Ирина Стародубровская

фото: tumblr

Другие публикации

Тема
"Бывают случаи, когда развод оказывается единственным способом сохранить жизнь женщине"
Как в Чечне власти заставляют сойтись разведенных супругов
3810 25    |    31 июля 2017 г.
Тема
"Мы идем на это, чтобы обрести себя"
История трансгендера из Чечни.
815 25    |    26 июля 2017 г.
Тема
Джума-мечеть: вход для женщин
"Даптар" побывал на женской половине главной мечети Дагестана.
669 25    |    19 июля 2017 г.
Тема
"Кара севда" как диагноз
Почему турецкий сериал покорил Дагестан и за что дагестанцы возненавидели его создателей
2241 25    |    12 июля 2017 г.