бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Массаж горячими камнями

4031 25    |    10 августа 2016 г.       
«По селу потекли слухи, что я - ведьма. Дядя негодовал. Силком отвез меня к мулле. Мулла сразу сказал, что в меня вселились джинны». Новый рассказ Полины Жеребцовой - на «Даптаре»

Летом в Швеции особенно красиво. Вокруг озер - пышная луговая растительность, на побережье Балтийского моря растения произрастают прямо на засоленных грунтах. В крупных городах мимо людей может проскакать заяц или пробежать куница. Белки прыгают и резвятся у кормушек в парках на радость детям.

Приплыв в Стокгольм на пароме, я первым делом затерялась в извилистых улочках, размышляя о том, сколько же здесь ярких оттенков и улыбчивых лиц.

Мне попалась газета с объявлением о массаже горячими камнями. И придя по указанному адресу, я увидела молодую женщину с внимательными черными глазами. В ее облике было что-то очень знакомое. «Она с Кавказа!» - догадалась я и спросила:

- Вы говорите по-русски?

- Да! - обрадовалась женщина и представилась.  – Джамиля!

Мне хотелось забыть войну и выбросить из головы кошмары, поэтому в поисках умиротворения я попала в массажный кабинет с высоким потолком, выходящий на широкую террасу, где росли в высоких кадках пышные туи и стояли плетеные кресла.

- Вначале массаж, затем зеленый чай, - сказала Джамиля.

- Отлично.

Пока я возилась с сумкой, в которой таскаю за собой по военной привычке воду, шоколад и лекарства первой необходимости, Джамиля грела камни и готовила массажный стол, выставляя его по уровню высоты.

- Боль в плече пройдет, если делать специальную гимнастику, - как бы невзначай сказала она.

От опытного мастера ничего не скроется, подумалось мне.

- И не тревожься из-за снов.

- Что?!

- Ох, - спохватилась она. – Извини. Я говорю на «ты», потому что на «вы» у нас считается неэтично.

- У нас тоже. Я из Чечни, а ты откуда?

- Из Дагестана.

- Но при чем здесь сны…

- Когда у человека удрученный вид, мы верим, что ему снились тревожные сны.

Мне хотелось расспросить ее, как она оказалась в Стокгольме, почему работает в массажном кабинете, но я оставила эти вопросы к зеленому чаю.

Джамиля продолжала лучезарно улыбаться, а ее глубокий пронзительный взгляд мгновенно отыскивал источник боли, словно женщина видела насквозь. После манипуляций с камнями, которые расслабили напряжение всего тела, она принялась тщательно прорабатывать ладонями болезненные участки.

Ноющая поясница прошла как по волшебству и как только мне представилась возможность я, усевшись в плетеное кресло, спросила:

- Как ты очутилась в Северной Европе?

- Очень просто, - ответила Джамиля. - Приехала к тетушке.

- Да? - несколько разочарованно протянула я. - И осталась?

- Иначе бы убили.

- Убили?!

Джамиля сжала тонкими изящными пальцами прозрачную стеклянную чашку, и вздохнула.

- Я скучаю за нашим селом. Там такое солнце! Такие горы! Здесь не растут бархатные абрикосы и крупный сочный виноград. А наши арбузы? Ты помнишь их вкус? Это же рай!

- Ты не можешь вернуться?

- Нет, - покачала головой Джамиля. - Не могу. Никогда.

- А я собираю интересные истории, - призналась я.

- Моя - неинтересная, - пожала плечами Джамиля. - Я родилась в месте, где от силы двадцать дворов и все живут домашним хозяйством. У меня была хорошая семья: заботливая мама, добрый отец, два старших брата и две сестренки. В период чеченских войн братья увлеклись радикальными мусульманскими течениями, и пропали в лесах. Отец горевал. Он всегда воспитывал нас словами, не бил. Затем военные принесли весть, что братья погибли. Дядя по отцу гневался, кричал, ругался. Он требовал, чтобы отец обходился с нами строго. Дядя привык бить свою семью, держать всех в страхе. Отец с ним и не спорил, но делал все по-своему.

- Наверное, это отлично, жить в такой семье?

- Да, - закрыла глаза Джамиля. - Я все время вспоминаю их лица. Мать и отец относились к нам, детям, с большой любовью. Когда мне исполнилось шестнадцать, приехали свататься из Махачкалы. Дядя сразу сказал, что меня спрашивать не нужно. Но отец меня позвал и сказал: «Если парень тебе не понравится, я в эту семью тебя не отдам» и разрешил несколько раз поговорить с молодым человеком, прежде, чем я приму решение. Парень мне понравился скромностью и спокойным характером. Он был старше меня на пять лет. Я сказала «да» и сыграли свадьбу. Родные купили нам квартиру в городе, и мы стали жить отдельно. Это была не жизнь, а мечта.

- И что случилось?

- Прошло четыре года. В будние дни я готовила, ожидая мужа с работы, а по выходным мы ездили к родным. Я хотела подарить мужу сына, а он твердил, что первой пусть родится девочка, чтобы помогала по дому.

Мои сестренки были уверенны, что редко кому так везет в жизни, как мне.

Однажды в субботу мы с мужем поехали к деверю. Разыгралась сильная гроза. Как потом сказали, в машину попала молния, и муж не справился с управлением. Автомобиль упал с обрыва в реку. Я ничего не помнила. Мне виделось, будто я вижу тусклый свет, но никак не могу всплыть на поверхность, перестав бороться, я упала на илистое дно.

Затем начали появляться картинки: я видела мать, у которой была обожжена рука. Отец захромал и не мог самостоятельно ходить. Родные были рядом, но я не могла сказать им ни слова. Это было похоже на глубокий сон.

На самом деле, врачи боролись за мою жизнь. Я пробыла в коме двадцать девять дней. Никто уже не верил, что я очнусь. Мужа похоронили, ребенка, которого носила, я потеряла…

- После комы или клинической смерти у людей нередко открываются способности…

- Мне некогда было думать об этом. Когда я пришла в себя, сестры меня забрали и привезли домой, в наше село. Я чувствовала себя странно, все время кружилась голова. Восстановление заняло полгода. С удивлением я обнаружила, что отец на нервной почве передвигается на костылях, а у матери на руке шрам. Она сильно обожглась, выпекая лепешки.

Затем начали происходить малообъяснимые вещи. Я увидела вокруг соседки Медни дым, окутавший ее с ног до головы. Сказала об этом. Соседка махнула рукой. Через неделю у нее загорелся дом, она еле успела выбежать. У пастуха при мне упала замертво корова. От ужаса я закричала, но оказалось, что это - галлюцинация. Старик-пастух посмеялся. Прошло два дня и корову задрали волки. По селу потекли слухи, что я - ведьма. Дядя негодовал. Силком отвез меня к мулле. Мне не давали еды и воды, долго читали молитвы. От обиды я плакала.

Мулла сразу сказал, что в меня вселились джинны.

- Неужели в Дагестане еще в такое верят?!

- Еще как верят! Соседи начали меня сторониться, дети бросали в след камешки. Я за порог боялась выйти. А тут еще отец позвал и сообщил, что дядя решил меня убить, чтобы спасти семью от позора. «Мы тебя отправим далеко-далеко, - сказал отец: - Иначе нельзя, не спасти». Я рыдала, просила его не разлучать меня с матерью и младшими сестрами. Но отец уже все решил. Он связался с тетушкой, которая вышла замуж без воли родителей и считалась «проклятой». Ее несколько раз обещали убить, но так и не добрались. Она с мужем-даргинцем поселилась в Швеции. К ней меня и вывезли. Из села пробирались под покровом темноты, чтобы дядя и соседи не остановили и не разорвали на части.

Целая секретная операция была!

- Вот это история!

- Дальше все просто. Пошла с тетушкой в полицию, написала заявление и мне дали ВНЖ. Затем - языковые курсы и стипендия. Когда пришло время выбирать профессию, тетушка посоветовала заняться массажем, сказала, что мои руки умеют исцелять.

- Это правда.

Джамиля смутилась.

- Но я все еще тоскую за нашим солнечным краем - на прощание сказала она.

Полина Жеребцова
Фото: livejournal.com

Полина Жеребцова — писатель-документалист, поэтесса. Автор знаменитого "Дневника Жеребцовой Полины". Книга была переведена на многие европейские языки. Также автор книг о жизни в Чечне во время военных кампаний "Муравей в стеклянной банке", "Тонкая серебристая нить". Постоянный автор портала "Даптар. Женское пространство на Северном Кавказе".

В 2013 г. Полина получила политубежище в Финляндии. Занимается правозащитной деятельностью. Выступает за освобождение Бориса Стомахина.Финалист премии имени А. Сахарова "За журналистику как поступок", 2012 год. Автор Доклада о военных преступлениях на территории Чеченской республики 1994-2004гг.

Полина родилась в многонациональной семье на территории Чечено-Ингушской АССР, в городе Грозном. Во время военных кампаний за пределы Чеченской Республики не выезжала. С началом войны в 1994 году в Чеченской Республике девятилетняя Полина Жеребцова начинает вести личный дневник, в котором описывает происходящие исторические события на своей Родине.

Другие публикации

Личный опыт
Истории одного села. Пастушья драма
Колумнист «Даптара» вспоминает, как однажды подвела брата
251 25    |    4 октября 2017 г.
Личный опыт
"Читала с коптилкой или со свечой"
Книжная полка писателя Полины Жеребцовой
1664 25    |    13 сентября 2017 г.
Личный опыт
«Не могу развестись, терплю из-за детей и родителей»
Жительница Дагестана рассказала «Даптару» о том, как важно доверие между родителями и детьми. И нужно половое воспитание для подростков.
846 25    |    21 августа 2017 г.
Личный опыт
Двадцать лет с похитителем
«Вместе с прежней Чечней разрушалась и моя семья. С мужем мы вечно скандалили». Любовь, умыкание, война, развод… Жительница Чечни рассказала «Даптару» свою историю
3777 25    |    10 августа 2017 г.