бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

“Осталась одна ее сестра. Она боится, но продолжает борьбу”

4150 25    |    22 января 2016 г.       
Избиения, похищения, убийство – «Даптар» рассказывает о расследовании громкого дела жительницы Ингушетии Марем Алиевой, которая подвергалась домашнему насилию

Расследованием дела о пропавшей четыре месяца назад при угрожающих жизни обстоятельствах в Ингушетии Марем Алиевой занимаются юристы из организации “Правовая инициатива по России” и ее сестра Елизавета Алиева. Почти полгода они пытаются сдвинуть с мертвой точки расследование одного из самых трагических и жестоких убийств в Ингушетии за последние годы.

Богатый и жестокий муж

Сама ситуация в семье Алиевых-Евлоевых длится не первый год. Две родные сестры Елизавета и Марем Алиевы не раз обращались в правоохранительные органы и просили защитить их от угроз со стороны мужа Марем - Мухарбека Евлоева. Однако, расследование началось только после того, как Елизавета связалась с юристами “Правовой инициативы по России“, которые стали вести дело об исчезновении Марем Алиевой и похищении самой Елизаветы.


Марем Алиева / Фото: srji.org

Главным подозревамым в деле Марем Алиевой адвокаты называют ее мужа Мухарбека Евлоева. Известно, что он богатый человек, живет в большом доме, неоднократно говорил, что жена крала у него деньги и драгоценности (но заявлений в полицию не подавал).

С сентября 2015 года сама Марем Алиева не раз просила о помощи и обращалась с заявлениями в полицию, что ее муж избивает и она требовала защиты.

“Были ситуации, когда муж брил ее налысо. Известно, что такое условие он ставил перед тем, как отпустил Марем на похороны ее матери. Это видели все соседи, для нее это был большой позор. И тем не менее, она каждый раз была возвращена с угрозами в его дом” - рассказывает юрист организации «Правовая инициатива по России» Ольга Гнездилова.

Адвокатами установлено: во время беременности Марем муж отрезал ей кончик большого пальца. Также, по словам защитников, одна из старших дочерей Евлоева покончила жизнь самоубийством, он тоже ее избивал. Все эти документы, как утверждает Гнездилова, имеются в распоряжении юристов и полиции.

Исчезновение Марем

У Марем были попытки бегства от мужа, а летом 2015 года она вместе с детьми при помощи правозащитников уехала в Минск, где жила в кризисном центре для женщин. Но ее муж нашел там и насильно вернул домой, пообещав отомстить ей за побег и жалобы в полицию о побоях.

"К ним домой ворвались вооруженные люди, посадили в машину и увезли"

“Правозащитники могут помочь выехать, подать заявления, но если полиция бездействует, то тут сложно как-то оградить человека от насилия” - констатирует Гнездилова.

С тех пор Марем уже не могла выходить из дома, а только иногда звонила сестре и говорила, что ее снова избивает муж.

“19 сентября Марем смогла позвонить сестре Лизе, она сказала, что, по словам мужа, “ее ждет сюрприз” и успела сказать, что он в разьяренном состоянни, этот разговор не был закончен и связь прервалась” - рассказывает о событиях того дня адвокат.

Почти сразу Елизавета выехала к дому Марем, однако сестры она не нашла, увидела плачущих детей, которые рассказали, что видели окровавленные волосы матери. А сама Марем с этого дня больше не выходила на связь.

Елизавета снова подала заявление в полицию – удалось добиться возбуждения уголовного дела по статье “убийство”, но только в отношении неустановленных лиц. Сами следователи по этому делу разводили руками и говорили, что не знают и не понимают куда могла деться Марем. Дети же оставались у Евлоева.

“Для нас важным признаком было, что муж не ищет ее. От него не было заявления о розыске. По его словам, она ушла и обокрала его. Но и заявления о краже тоже он тоже не подавал” - уточняет Гнездилова.

“Война семей” и похищение Елизаветы Алиевой

Отметим, это не единственное преступление, вменяемое Евлоеву. Есть и второе дело: о похищении Елизаветы Алиевой и ее мужа. “К ним домой ворвались вооруженные люди, посадили в машину и увезли. От них требовали информации о местонахождения Марем. Соседи это видели, они и позвонили в полицию. Сотрудникам полиции удалось найти и освободить их, но Елизавета подала заявление о похищении, хотя ее дело тоже долго не расследовалось” - рассказывает адвокат.

18 октября 2015 года во дворе дома Елизаветы взорвалась граната. Сотрудники дежурной части, которые собрали осколки взрывного устройства, зафиксировали данный факт, но никак не расследовали.

Представители семьи Евлоевых пытались как-то повлиять на Елизавету, известны случаи давления на семью Алиевых. В итоге муж Елизаветы все же забрал заявление и снял обвинения.

Также в январе этого года к двоюродной сесте Елизаветы приезжали из семьи Евлоевых, угрожали “войной семей” и просили забрать заявления.

“Расследовать это дело не торопились, хотя сотрудники полиции сами освобождали Лизу и ее мужа. Это преступление, которое видели все. Осталась одна Лиза и ее показания, она боится тоже, но продолжает борьбу”, - говорит Гнездилова.

Первое задержание Евлоева

Поначалу был задержан родственник семьи Евлоевых, который участовал в похищении Елизаветы. Однако, 21 января 2016 года был задержан и сам Мухарбек. По словам Гнездиловой, ему вменяли обвинение только в отношении похищения Елизаветы Алиевой, но не пропаже его жены.

Во время задержания в четверг 21 января Евлоев пожаловался на здоровье, поэтому ему вызвали скорую помощь и он находится в больнице, но под конвоем сотрудников правоохранительных органов.

“Действительно, Мухарбек Евлоев сейчас задержан на двое суток, но обвинения ему предьявят только в суде” - уточнил дургой адвокат Алиевой Виталий Зубенко. Решение о мере пресечения Евлоеву суд вынесет, предположительно, 25 января.

Комментарии адвокатов Мухарбека Елоева получить не не удалось. Также “Даптар” пока не располагает комментариями родственников Евлоева. Следователь Абубакар Ужахов, который занимается данным делом, отказался разъяснить свою позицию. По его словам, "он не уполномочен никого информировать о данном деле". Отметим, адвокаты Алиевых жалуются на следователя, что тот препятствует их участию в суде. Кроме того, по словам Гнездиловой, в следственном управлении СК РФ по Ингушетии не принимают заявления об угрозах потерпевшей и свидетелям по данному делу.

Дела о домашнем насилии расследуются редко в России в целом, а на Северном Кавказе еще реже

По сегодняшний день тело Марем так и не найдено. На экспертизу были изьяты только ковры из дома Евлоева, на которые указали дети, но результатов следователи не сообщили даже адвокатам.

“Правоохранители очень плохо работали: не было никаких предупредительных мер даже после заявлений об избиении от Марем, не были проведены следственные мероприятия. А в семье Марем нет мужчин, которые могут отстоять своих родных. Ее муж все время чувствовал себя спокойно и безнаказанно. Нас не имформируют о всех следственых действиях. Мы ждем результатов экспертизы, надеемся, что можно найти тело. Это ситуация такая, когда невозможно найти защиту даже среди профессионального сообщества. Адвокатам из Чеченской Республики, которые занимались делом, не смогли даже предоставить охрану и полиция просто посоветовала отказаться от дела. С Лизой Алиевой работает адвокт, который приезжает из Ставрополя” - говорит Гнездилова.

“Традиционное” насилие?

В России жаловаться на домашнее насилие не принято – статистику об избиениях и убиствах на этой почве почти не ведут. Ситуация в регионах Северного Кавказа еще сложнее: в обществе считается, что женщина должна терпеть все издевательства.

Как уточняет член правления международного историко-просветительского правозащитного и благотворительного общества "Мемориал" Олег Орлов, дела о домашнем насилии расследуются редко в России в целом, а на Северном Кавказе еще реже.

“К сожалению, случаи об убиствах на Северном Кавказе не редкость: брат может убить сестру, а отец - свою дочь, за ненадлежащее поведение, и часто под этим подразумевается широкая трактовка событий. Могут убить, например, если девушка вышла замуж за “неправильного человека”, то есть сбежала с ним. Довольно редко такие дела предаются огласке, а еще реже - виновные получают по заслугам”, - констатирует Орлов.

По его мнению, связано это и с давлением людей, не осуждающих такое поведение, и с традициями в этом обществе. Общество не расценивает эти случаи как преступления, а правоохранительные органы часто не считают нужным заниматься, по их мнению, “сомнительными делами”.

“Обратите внимание, как руководство Чечни оценивает отношение мужчин к женщинам! Руководитель Чечни, говорит что женщина - собственность мужа и почти что человек второго сорта”, - заявил Орлов.

_______

Как позже написала на своей странице в Facebook адвокат Ольга Гнездилова, Сунженский райсуд Ингушетия избрал Евлоеву меру пресечения в виде домашнего ареста: "Выездное заседание прошло в Ингушской республиканской клинической больнице, куда Евлоев был госпитализирован во время задержания. Потерпевшая Елизавета Алиева и ее адвокат Виталий Зубенко не были допущены к участию в процессе. Домашний арест был избран в связи с болезнью Евлоева".

Ксения Бабич
Фото: en.etemaaddaily.com

Другие публикации

Тема
"Чувствую себя пионервожатой"
"Даптар" побывал в гостях у Лейлы Гамзатовой и выяснил, каково быть приемной мамой в Дагестане.
1446 25    |    16 сентября 2017 г.
Тема
Всему миру доказать
Для чего дагестанские девушки занялись тяжелой атлетикой
630 25    |    23 августа 2017 г.
Тема
"Бывают случаи, когда развод оказывается единственным способом сохранить жизнь женщине"
Как в Чечне власти заставляют сойтись разведенных супругов
4576 25    |    31 июля 2017 г.
Тема
"Мы идем на это, чтобы обрести себя"
История трансгендера из Чечни.
1377 25    |    26 июля 2017 г.