бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Хиджабы от кутюр

2944 25    |    2 декабря 2015 г.       
Насколько совместимы строгие исламские правила и мода? Директор Grozny Fashion Week Зульфия Гадаева отвечает на вопросы «Даптара".

– Зульфия, я уже несколько лет подряд приезжаю в республику и вижу, что женщин в хиджабах становится все больше. В чем причина такой тенденции?

– Вся мода в Чечне связана с исламом. Даже если девушка носит костюм в европейском стиле, все равно он должен быть из непрозрачной ткани, с длинными рукавами и сочетаться с головным убором. Национальные традиции диктуют такие правила, и никуда от этого не деться. Даже покупаемые чеченками платья от кутюр сильно дорабатываются. Я как человек, разбирающийся в моде, могу увидеть на улице платье Роберто Кавалли, но я знаю, что в оригинале у него нет ни рукавов, ни закрытой шеи. Все это доделано здесь. Да, модница хочет щеголять в брендовом платье за несколько сот тысяч рублей, но она потратит дополнительные деньги, чтобы сделать его приемлемым для Грозного. В противном случае, ничего страшного не случится, но ее будут воспринимать очень негативно. Если чеченка незамужняя, ей в первую очередь сделают замечания отец и братья – вплоть до прямого запрета. А вне семьи то же происходит в обществе – на учебе, работе. Все эти действия связаны с духовно-нравственным воспитанием молодежи.

Все воспитание в современной Чечне, начиная с детских садиков и школ, базируется на Коране, а там написано, что женщина должна быть закрыта. Но прошло не так много времени, и чеченки пока не успели смириться с тем, что они должны облачиться в однотонную ткань, замотаться и спрятаться. Возможно, поколение детей, которое выросло в период послевоенного становления республики, будет воспринимать это нормально, но люди постарше перестраиваются тяжело. Однако процесс идет, и с каждым днем у нас все больше женщин в закрытой одежде, которую сторонние люди называют хиджабом. На самом деле, сочетание красивого, нарядного платья с замотанной головой - это не хиджаб, а просто одежда, которая закрывает определенные части тела. Настоящий хиджаб не позволяет подчеркивать талию и грудь. А у нас верх зачастую обтянут до треска, подол огромный, но голова замотана. Я называю это национальной модой. Сейчас девушек в хиджабах процентов семьдесят. А еще через два года все будут закрыты. Таков мой прогноз.

Никто никого не заставляет. Если в учебном заведении у тебя должна быть покрыта голова, и то же самое диктуют родственники – не надо бороться. Не устраивают тебя эти правила - выезжай. Два часа – и ты в соседней республике, где можно надевать все, что хочешь. Другой вопрос – как ты будешь жить дальше. Это уже твое личное дело.

Правила касаются не только женщин. Еще недавно общество нормально воспринимало мужчин в обтягивающей футболке, потом пошли замечания, что чеченцу и мусульманину это не к лицу. Многих поначалу это шокировало. А затем они осознали, что так лучше. 

– Насколько развита модная индустрия в республике?

Реальных достижений у чеченской моды пока немного – все же после войны прошло мало времени. Серьезных успехов добились только Дом моды “Фирдаус” и некоторые молодые дизайнеры, которых я продвигаю как продюсер. Тем не менее, качество услуг ателье здесь очень высоко. Конечно, есть серьезные бутики и магазины с одеждой из Турции и ОАЭ, но индивидуальный пошив очень востребован, и многие девушки хотят этому научиться. У нас высока безработица, особенно среди женщин. Если нет серьезного образования, легко можно попасть только на рынок продавцом. Поэтому девушки заканчивают курсы и отправляются учениками в пошивочные цеха, чтобы стать дизайнерами и швеями.

Если женщина – настоящий профессионал, ей делать бизнес в Чечне несложно.

Схожая картина в мужской одежде. Много бутиков шьют национальный мужской современный костюм, крой которого основан на религии – закрытые рукава и горло, одежда полусвободная, не облегающая. Если раньше в нем ходили на пятничную молитву в мечети, теперь он потихоньку вливается в моду, замещая известные марки. Бриони такое не шьет. В европейском пиджаке передняя часть полуоткрыта, его, как женское платье, не переделаешь. Многие юноши мечтают моделировать мужскую одежду, которая должна быть комфортной, закрытой и ориентированной на определенный модный цвет. Фантазия работает очень мощно, но в рамках исламской моды.

– Цены в грозненских бутиках впечатляют даже москвичей. А как обстоят дела с одеждой для среднего класса?

Насколько мне известно, “Фирдаус” шьют и относительно недорогие наряды. Еще девушка может обратиться к дизайнеру среднего уровня либо купить китайскую или турецкую одежду. В таком случае, платье обойдется ей примерно в 10-15 тысяч рублей. Конечно, эксклюзивные наряды будут стоить не меньше пятидесяти тысяч.

– Легко ли вам, деловой женщине, работать в Чечне?

– В детстве я уехала в Россию, жила в Москве, затем, в силу семейных обстоятельств, была вынуждена после войны вернуться в республику. Сначала было тяжело – тогда в городе не было и речи о порядке. Сейчас я привыкла. У меня два высших образования, и я занимаюсь двумя делами, которые мне нравятся – индустрия моды и макияж. Свою работу я знаю настолько, что не нуждаюсь в чьей-либо помощи.

Если женщина – настоящий профессионал, ей делать бизнес в Чечне несложно. Это раньше она была обязана сидеть дома и воспитывать детей. Сейчас можно отправить ребенка в детский сад и заняться самореализацией. Отношение общества, включая серьезных бизнесменов, к деловым женщинам совершенно лояльно. На переговорах никто не смотрит, какого ты пола. Главное – чтобы ты был платежеспособным, надежным партнером.

– Как это уживается с исламизацией?

– Бывают, конечно, женщины, которых полностью обеспечивают мужья. Но все же сейчас в большинстве чеченских семей оба супруга вынуждены работать, чтобы поддержать семейный бюджет на достойном уровне. А еще есть женщины вроде меня, которые не мыслят себя без любимого дела. Я уже двадцать лет замужем, и все становление моего бизнеса супруг пережил со мной. Сперва он меня не поддерживал, было тяжело, но когда муж понял, как фанатично я люблю свою работу, он перестал ей препятствовать.

– Каковы взаимоотношения между исламской и европейской модой?

– Я занимаюсь модой и в исламском, и в европейском стиле. Только вчера я готовилась к Неделе моды в Риме с ее полуобнаженными девушками и знаменитыми дизайнерами, а сегодня прилетела в Чечню, где все совсем другое. Переключаюсь я очень легко.

Сейчас многих европейских и американских дизайнеров вдохновляет исламский наряд. Мода постоянно смешивается. На Западе встречаются, к примеру, стильные платья на бретельках, но с огромными закрытыми подолами. Уже двое европейских дизайнеров предлагали мне разработать коллекцию специально для Чечни. Но я не рискую. Все равно они не смогут с первого раза поймать все, что нужно для исламского костюма – цветовую гамму, особенности кроя…

В Чечне любят брендовые аксессуары, все крутое и дорогое. Попадаются и копии, но наша республика – один из сильнейших партнеров очень серьезных дорогих марок. Недавно на переговорах с Домом моды Версаче мне сказали, что заказы отсюда приходят на полгода вперед. Одежда, аксессуары, косметика, сумочки… Где и как это реализуется, мне неизвестно. Купить помаду за три тысячи не каждая девушка может, но республика такие товары все поглощает и поглощает. Известного бренда Make Up For Ever формально нет на Северном Кавказе, но их бренд-менеджер утверждает, что его здесь не меньше, чем в Москве. Чеченские женщины всегда одевались с хорошим вкусом.

Владимир Севриновский
Фото: Е. Фиткулина

Другие публикации

Интервью
"У нас есть случаи, когда мать не может даже видеть своих детей"
Судебные приставы Ингушетии уважают средневековые традиции, а не законы России?
740 25    |    23 июня 2017 г.
Интервью
Чеченские женщины – в особой группе риска
«Новые» традиции в Чечне бьют по женщинам. Эксперт по Северному Кавказу Варвара Пахоменко рассказала «Даптару», как власти в республике не препятствуют «убийствам чести», наоборот – поощряют.
15030 25    |    12 июля 2017 г.
Интервью
«Я женщина, мне хотелось бы не воевать с Кавказом»
Переходящие жены боевиков, самобытная демократия, горянка в политике – переквалифицировавшийся в политики журналист Юлия Юзик рассказала «Даптару», каким она видит развитие Дагестана
2472 25    |    9 июня 2016 г.
Интервью
Стихи, отрава и зашитый рот
Безответная любовь, изгнание из села, убийство. "Даптар" развенчивает мифы вокруг аварской Сапфо - Анхил Марин
2711 25    |    2 августа 2017 г.