бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Психологическое насилие в семье: куда бежать?

5457 25    |    15 января 2016 г.       
В чем кроются причины психологического насилия, как его распознать и как с ним бороться – об этом «Даптару» рассказал семейный психолог Сергей Чипашвили.

Проблема психологического насилия в дагестанских семьях встречается нередко. Однако, в отличие от ситуаций, когда в семье муж применяет физическое насилие над женой, и о котором, хоть и вполголоса, но принято говорить, осуждать, о психологическом насилии говорить не принято. Многие вообще не считают это проблемой: «Ну, подумаешь, сказал. Погорячился».

К тому же, если мужчина обладает классическим набором добродетелей «не пьет, не курит, не гуляет, деньги в дом приносит», то… к женщине, живущей с таким «идеальным набором» обычно вопрошают: чего еще тебе надо? И, зачастую, то, что муж оскорбляет жену, унижает, ограничивает ее жизненное пространство, не дает общаться с друзьями, родственниками, объясняя это своим главным, безоговорочным аргументом – «я твой муж», многими даже приветствуется.

О психологическом насилии в семье мы поговорили с психологом Сергеем Чипашвили:

– Для начала давайте поговорим о том, что такое создание семьи. Создавая семью, вы приходите в нее со своими семейными стереотипами, ваш партнер – со своими, и вы должны в течение определенного времени (обычно от одного года до трех лет) выработать некие новые правила, новые стереотипы, новые законы жизни вашей семьи. То есть из «я» и «я» стать «мы». Если у вас получилось, значит это уже семья. Если же вы так и живете, как «я» и «я», каждый из вас пытается подавить друг друга, то получается то, что получается: люди просто начинают жить рядом, но параллельно  друг с другом, либо один партнер пытается навязать другому партнеру свое «я», и тут уже идет речь о психологическом насилии – когда один человек, чтобы быть главным, пытается подчинить себе другого человека, давит, не дает ему быть личностью, развиваться, но делает это, что называется, без рук. 

Часто мужчина хочет переделать жену под себя. Воспитать в своем духе. Но, как правило, переделать взрослого человека невозможно. Не то, что, как правило. Вообще невозможно. Женщина, конечно, может подстраиваться под мужчину. Но природа человека такова, что он может какое-то время подчиняться, но если его что-то напрягает, то есть ему приходится вести себя как-то неестественно для себя, пусть даже ради любимого человека. Когда-нибудь ему это надоест. А если при этом он не получает никакой отдачи, человека это начнет возмущать, злить, раздражать. 

– Люди, которые подвергают своих близких людей психологическому насилию? Это такой психотип, особенность характера или психологическая девиация?

Это делают либо авторитарные личности, либо, наоборот, слабые личности. Если мужчина – авторитарная личность, то он подавляет всех и вся: на работе, дома, нивелирует личностью своей жены, детей, которые его боятся. А слабый мужчина в обществе, на работе, со знакомыми он просто душка, ангел, добрейший человек, кажущийся всем очень корректным, сдержанным и адекватным, но «отрывается» в семье, пытаясь компенсировать тем самым свою слабость. Нормальный человек не пытается все контролировать, кого-то задевать, унижать, подавлять: он уверен в себе. И Эрих Фромм, и Фрейд считали, что такие люди ущербны. Не ущербный человек свободен сам и всегда дает быть свободными другим.

 Если до свадьбы вас человек ограничивает, и ограничивает очень жестко, то после свадьбы он будет ограничивать еще больше.

– Насколько я наблюдаю, молодые дагестанки, когда их женихи пытаются излишне их контролировать, ограничить круг их общения, вплоть до того, что «ты не выйдешь из дома без моего разрешения», они с этим соглашаются, и может показаться, что им это нравится. В этом они видят какое-то особенное проявление любви к себе, не понимая, что это психологическая проблема человека. И, как правило, подобные сценарии после свадьбы принимают более жесткие формы.

– Есть такое понятие, как патологическая ревность, есть бред ревности, как форма шизофрении. Тут важно понимать, что, если человек ревновал до свадьбы, он будет ревновать еще больше и после свадьбы. Однозначно. И дальше жизнь этой женщины может превратиться в ад. Начнутся допросы, подозрения, претензии: кто тебе звонил, почему, начинают следить за человеком… Он любит не женщину. Он любит себя. Или же просто: я тебя не люблю, просто ты моя собственность. Поэтому со стороны мужчины это может быть просто чувство собственности, просто желание кого-то подавить. 

– Во многих статьях на эту тему пишут, что если вы заметили два признака: если человек пытается внушить вам комплекс неполноценности, и если он вторгается в ваше личное пространство, значит, – бегите от него, не оглядываясь. 

– Это абсолютно верно. 

– Как женщине распознать первые «звонки»?

– Если до свадьбы вас человек ограничивает, и ограничивает очень жестко, то после свадьбы он будет ограничивать еще больше. Он вас будет унижать, стараться внушить вам, что вы без него ничто. 

Один из моментов – дагестанские мужчины в последнее время заставляют жен одеть хиджаб. Нравится ей это, не нравится, готова она к этому, не готова, религиозна, не религиозна – все равно. Хотя, казалось бы, если человек мусульманин, он, естественно, должен подбирать себе в жены мусульманку, которая соблюдает все, что предписывает религия. Непонятно, зачем человек берет в жены женщину, одевающуюся по-светски, а потом заставляет ее одеть хиджаб. Это странно. Изначально он не должен был рассматривать этого человека как своего семейного партнера, потому что ему должны нравиться девушки другого склада и выглядящие по-другому.

А быть мужчиной в дагестанском понимании это как? Правильно, указывать жене на ее место.

– Ну, дагестанские мужчины женятся с мыслями, вот, я женюсь на ней, потом перевоспитаю. 

– Это чушь. Человека перевоспитать нельзя. Если только сам человек не захочет этого. Мусульманин, если он таковым себя считает, должен влюбляться в мусульманку, а не в противоположное существо, и потом пытаться его переделать.

– Есть какие-то национальные особенности психологического насилия в Дагестане?

– Есть. Хотя бы даже то, что в нашей традиции мужчина всегда считается главным. Если в Европе эту ситуацию смогли как-то поменять, у нас главенствующее положение мужчины признается однозначно. Мужчина, зачастую, даже не имея на это никаких оснований (содержит его жена, жена работает целыми днями на рынке, жена решает все вопросы, в том числе бытовые, он лежит все время дома на диване, потому что считает ниже своего достоинства идти работать за 10 тысяч), все равно пытается быть мужчиной. А быть мужчиной в дагестанском понимании это как? Правильно, указывать жене на ее место и всеми способами демонстрировать, что, несмотря на все заслуги жены, главный тут – он. И он будет решать, куда женщине ходить, куда не ходить, с кем общаться, во сколько возвращаться домой, во что одеваться и т.д. Насилие существует и на Западе, но там создаются целые институты, занимающиеся проблемой насилия в семье, в том числе психологического. Есть различные службы и структуры, которые помогают женщинам в подобных ситуациях. Женщинам на Западе есть куда обратиться, а у нас тут принято замалчивать проблему. Там есть механизмы защиты, а у нас этих механизмов нет. Часто мужчина пытается унизить жену словами: да кому ты нужна будешь, если уйдешь от меня?! Да кто ты такая?! Да ты без меня… сдохнешь без денег. И т.д. Это везде так. Просто на Западе женщина, уйдя от мужа, может спокойно снять квартиру и жить там. А у нас – нет. И дело тут не в финансовых возможностях. У нас это дело имеет несколько другой оттенок. Это уже зависит от родственников. Если женщина ушла от мужа, она не может жить отдельно, даже если у нее есть свое отдельное жилье. Родители просто не разрешат ей жить отдельно, чтобы не было пересудов и так далее.


Если ты хочешь терпеть, ты будешь терпеть. Не хочешь – не будешь. / Фото: betazeta.com

В психологии нет черно-белых категорий. Есть какие-то общие схемы, но в основном все очень индивидуально. Давление это или не давление... одна и та же ситуация может по-разному разворачиваться. К примеру, женщина может быть не настолько религиозна, как ее муж. И его религиозность, пусть даже умеренная, – для нее это давление. Или у него могут быть свои взгляды на исполнение супружеских обязанностей сексуального характера, у нее – другие. И поэтому это тоже может быть для нее давлением и стрессогенным фактором. Давление от удара отличается продолжительностью воздействия. Удар может быть гораздо сильнее по силе, но коротким, а давление может быть менее сильным, но продолжительным. Еще один момент. Если муж говорит жене, например, что ему не нравится, как она готовит или гладит, это не давление. Если он при этом ее унижает, – это уже давление.

– Что можно считать обычными бытовыми трениями, а что – классическим психологическим давлением?

– Если идет ущемление эмоциональной, интеллектуальной, моральной, нравственной стороны личности человека – это давление. Когда человека заставляют делать то, что он не хочет. Крайняя форма такого давления – физическое воздействие. 

– Как с этим можно бороться? 

– Бороться – не всегда правильное понятие тут. Нужно уметь договариваться. Наши люди, к сожалению, не умеют говорить, аргументировано отстаивать свою позицию, часто переходят на эмоциональный уровень. А после того, как заканчиваются эмоции, – переходят к рукоприкладству. Переход от слов до рукоприкладства очень быстрый. И чем цивилизованней люди, тем длительнее этот процесс, и может быть, до рукоприкладства никогда не дойдет. Потому что цивилизованные люди могут сказать: «Знаешь, что? Мы обсуждаем эту тему уже два месяца. Я понимаю, что толку от этого не будет. Нам легче разойтись». Этим заканчивается. А наши мужчины думают так: «Я буду расходиться с ней только потому, что она не готовит мне, как я хочу, в 6 утра?! Нет. Я заставлю ее!» Тут включаются совсем иные этнические и психологические моменты.

Разговоры о том, что во все времена дагестанская женщина была бесправным существом и, что называется, терпела мужа – это миф.

Есть также ситуации, когда женщина сама загоняет себя в подобную ситуацию. Ей это нравится. Это как раз то, что писал Эрик Берн про психологические игры. Я бедная, меня все обижают, меня все преследуют, я жертва, надо найти спасателя. И тут появляется папа-спасатель, брат-спасатель, бывший одноклассник-спасатель. И они начинают спасать. Непонятно почему, непонятно для чего. Бывает, женщина может ходить и рассказывать, какой у нее плохой муж, а между тем рожать от него одного ребенка, второго, третьего... Если у тебя муж такой плохой, то почему ты с ним не разошлась, а бесконечно рожаешь детей? Значит, ей нравится это. Это такая психологическая игра.

Исторически так сложилось, что мужчина главный, и женщина в принципе настроена на подчинение. Другое дело, что сегодня очень часто мужчины слабые, и не могут быть настоящими лидерами в семье. Это, кстати, в последнее время очень часто происходит. Мужчина не может дать грамотный совет, устроить жизнь, заработать деньги…

– Поэтому он начинает делать то, что может – подчинять?

– Пытаться. И исход этих попыток зависит от женщины.

Просто есть люди более сильные и менее сильные. Если женщина сильная, она все равно рано или поздно даст отпор. А если слабая, то она или уйдет, или подчинится. Обычная сельская девчонка может выйти замуж в 16 лет за 28-летнего парня и через пять лет просто свернуть его в бараний рог, даже если он будет ее избивать. И наоборот. Я знаю такой случай, когда мужчина полностью жил за счет своей жены, но он ее при этом подавил, и тратил ее деньги на своих любовниц. Но это исключительный случай. Как правило, кто приносит деньги, тот и давит. 

– Говорят, что мужчины знают, кого унижать. Дескать, умную, образованную, самодостаточную не унизят. Есть логика в высказывании, что мы заслуживаем то, как к нам относятся?

– Да. Потому что это так и есть. Если ты позволяешь обращаться с собой как с пустым местом, значит ты пустое место. Важно еще понимать, что женщина становится личностью и не позволяет себя унижать не потому, что она образованна и успешна в профессии, а она успешна потому, что она личность. 

Если ты хочешь терпеть, ты будешь терпеть. Не хочешь – не будешь. Если позволяешь себя оскорблять и унижать, значит, ты себя ценишь именно настолько. 

В Дагестане не все так однозначно. У нас тут все перемешалось: ислам, светское, восток, запад… К тому же, кавказская женщина – это не восточная женщина. Тем более, когда речь идет о дагестанках. К примеру, в Осетии, Грузии, отдав девушку замуж, ее семья не вмешивается в ее отношения с мужем, как бы ей не было плохо. Ни брат, ни тем более отец. В Дагестане же все по-другому. У нас институт брата и сестры очень силен. Очень часто братья встают на защиту сестры, если муж ее обижает. Отец часто забирает свою дочь, если муж с ней плохо обращается. Разговоры о том, что во все времена дагестанская женщина была бесправным существом и, что называется, терпела мужа – это миф. Вы обратите внимание, по скольку раз наши бабушки, прабабушки выходили замуж. Некоторые даже по пять раз выходили! Это лишнее доказательство того, что дагестанки никогда не терпели плохого отношения к себе, тем более, унижений от мужа.

Бэла Боярова,
Фото: unica.md

Другие публикации

Интервью
"У нас есть случаи, когда мать не может даже видеть своих детей"
Судебные приставы Ингушетии уважают средневековые традиции, а не законы России?
740 25    |    23 июня 2017 г.
Интервью
Чеченские женщины – в особой группе риска
«Новые» традиции в Чечне бьют по женщинам. Эксперт по Северному Кавказу Варвара Пахоменко рассказала «Даптару», как власти в республике не препятствуют «убийствам чести», наоборот – поощряют.
15030 25    |    12 июля 2017 г.
Интервью
«Я женщина, мне хотелось бы не воевать с Кавказом»
Переходящие жены боевиков, самобытная демократия, горянка в политике – переквалифицировавшийся в политики журналист Юлия Юзик рассказала «Даптару», каким она видит развитие Дагестана
2472 25    |    9 июня 2016 г.
Интервью
Стихи, отрава и зашитый рот
Безответная любовь, изгнание из села, убийство. "Даптар" развенчивает мифы вокруг аварской Сапфо - Анхил Марин
2711 25    |    2 августа 2017 г.