бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Понауехавшие. Хаписат: «Работодателей ужасно нервирует слово "Дагестан"»

2610 25    |    19 ноября 2014 г.       
Жительница Махачкалы рассказала «Даптару», как она покоряла первопрестольную. Особых усилий приложить не пришлось, заверяет героиня.

Я уехала в Москву в двухтысячном году после смерти мамы.

Просто было тяжело оставаться в Махачкале и я поехала к друзьям чтобы развеяться. Никаких мыслей о том, чтобы переселиться насовсем, у меня тогда не было. Стояла роскошная снежная русская зима и я чувствовала себя достаточно комфортно, чтобы провести в абсолютно чужом городе три месяца. Приехала домой, вышла на работу, но уже через два месяца поняла — хочу назад. 

И вернулась — уже не как турист, а жить.

У меня есть высшее образование, но я никогда не работала по профессии. В Махачкале моя работа была связана с индустрией красоты, я была  администратором в парикмахерских и бьюти–салонах, но в столице первым делом пошла на компьютерные курсы, потому что понимала, что  без этого — никуда. Не очень они мне помогли, в общем и целом — компьютеры тогда еще были редкостью. Но работу администраторскую в салоне красоты я нашла довольно быстро. 

Проработала там два месяца и ушла: условия были просто ужасные.  

Затем были другие салоны, были попытки найти работу самостоятельно, но все как-то быстро заканчивалось, стоило мне произнести, что я из Дагестана. Поэтому работу я искала и находила только через своих знакомых.

Сказать, что проблем  совсем не было, я не могу: все-таки  «реальности» Москвы и Махачкалы полярные.

Когда я приехала уже на ПМЖ, то остановилась у подруги. Конечно, вдвоем в однушке было тесновато, но можно было существовать. Но  к ней приехала сестра. А к той — подруга. И в один прекрасный день в одной комнате проснулись семь человек! Это уже был перебор, и я начала искать квартиру или хотя бы комнату. Опять-таки, почти всегда находила жилье через знакомых. 

Один раз воспользовалась услугами риэлтора — и крепко влипла! На стадии «знакомство» риэлтор пела мне о чудесной комнате с хозяйкой, приличной старушкой. Комнатка была чистая, хозяйка показалась приветливой женщиной, я отдала деньги посреднику и вселилась. И вот уже в первую же ночь стало понятно, что тетка – сильно пьющая. К ней приходили друзья и я, после работы, уставшая и мечтавшая только о подушке, вынуждена была слушать пьяные скандалы, звяканье стаканов, мат. Выдержала две ночи, а на третью — пошла ругаться с хозяйкой. Та сразу запричитала: «Ой,  девонька, прости, что тебе спать мешаем, они уже уходят!» Но все повторялось каждый вечер. Риэлтор,  получившая свое вознаграждение,  на звонки не отвечала. К счастью, быстро нашла другую квартиру. По знакомству, а как же!

Сказать, что проблем  совсем не было, я не могу: все-таки  «реальности» Москвы и Махачкалы полярные. Думаю, что именно это погубило мой брак. Мой бывший муж — москвич, у нас был классический служебный  роман, который закончился свадьбой и переездом в его квартиру в Медведково.  И после работы я, как классическая дагестанская жена, готовила еще наши вкусные трудоемкие блюда, кормила мужа, а потом… Потом он бежал к телевизору. А я к компьютеру. И это было все — никаких общих интересов.

Теперь Дагестан в глазах моих сотрудников — это я.

Еще были определенные сложности, когда я пришла на работу в свой нынешний офис. Это большая греческая компания «Олимпик Фудс», торгующая продуктами, в которую я устроилась менеджером в отдел продаж.  Когда я только пошла туда работать - отношение к дагестанцам было плохое.  Не «лично – плохое»,  а так, умозрительное. Но теперь Дагестан в глазах моих сотрудников — это я. И они знают и любят нашу кухню и всегда просят привезти им ореховой травы, к примеру.  

Другое дело, что мое имя у клиентов компании всегда вызывает ступор. Как только меня не называли за все эти годы: и «Хибисад», и «Хабина»!  Моя фамилия по мужу — Звирзд. Почти всем казалось, что «Хаписат  Звирзд» — мужчина. Да и вообще, местному человеку произнести слово «Хаписат» с первого раза и без ошибок — практически невозможно. Недавно шеф попросил меня прислать ему список имен, которыми меня называли. 

Повешу, говорит, на форум, пусть народ повеселится. 

Я уехала из Дагестана не 18 лет, а взрослым и сложившимся человеком, поэтому у меня не было каких-то больших мучений с социализацией. Конечно, агрессии много везде, и, как мне кажется, ее стало больше в Москве за те почти 15 лет, что я тут живу, но меня никогда не оскорбляли, допустим, по национальному признаку. Хотя, повторюсь, потенциальных работодателей ужасно нервирует слово «Дагестан».

Но в принципе, я очень легко влилась в местную жизнь. Как все, я радуюсь первому снегу. Как все — очень скучаю по солнцу в марте. И за все эти годы страшных мучений на тему «Зачем я сюда приехала?» — не припомню. И «ломать» себя мне особенно не пришлось.

Вот только кофточки  с камушками — носить перестала.

Записала Заира Магомедова

 

Другие публикации

Персона
"Человек должен в первую очередь бороться сам"
Регбистка Байзат Хамидова — о самых сложных моментах карьеры, о страхе перед неудачей и о роли семьи в жизни кавказской женщины.
721 25    |    5 июля 2017 г.
Персона
"Девочек не сразу воспринимают всерьез"
О том, как творческая натура нашла себя в боксе
839 25    |    7 июня 2017 г.
Персона
Мы просто учим их пользоваться калькулятором
Айшат Гамзаева открыла в Махачкале специальную студию для людей-инвалидов.
1296 25    |    8 октября 2015 г.
Персона
«Я слышу ее голос до сих пор»
Исбат Баталбекова – первая оперная солистка в Дагестане.
1805 25    |    26 декабря 2014 г.