бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Женские портреты. Сурая: "Знаете сказку про Золушку? Почти про меня все, только принц не прискакал".

2581 25    |    14 ноября 2014 г.       
"Муж мой, Меджид его звали, был почти на 30 лет старше меня, 1908-го года рождения. Я прожила с ним 12 лет, и это было сплошное мучение". Жительница Дербента рассказала "Даптару" историю своей жизни.

Маму свою я не помню, она от астмы умерла, когда я была маленькой, а отец, Мешади-Эйнулла, женился снова. Его семья приехала в Дербент из Ирана, они крестьяне были.

Мачеха Хаджи-Ниса была бездетная. Она воспитала дочку деверя и выдала ее замуж за моего брата, а сама вышла за моего отца. Годы тогда были тяжелые, и в школе мне учиться не пришлось. Полкласса в первом классе проучилась, полкласса – во втором, в азербайджанской школе. Поэтому читать могу только по-азербайджански, а на русском говорю, но читать не могу. 

Гулять с ровесниками на улице, веселиться мне тоже не пришлось. Только выйду немного около дома посидеть, а мы жили на втором магале, как мачеха кричит: «Сура, иди муку сеять!» Шла сеять, по два пуда муки каждый день. Мачеха делала хлеб, пекла его во дворе, в тандыре, а потом я несла его в столовую  или на рынок продавать. Прибегала и снова бралась за работу: дом убрать, палас подмести, снова муку просеять, приготовить на завтра. Знаете сказку про Золушку? Почти про меня все, только принц не прискакал.

А тогда, в послевоенные годы, с частниками боролись и продавать ничего не разрешали. Как-то иду я, все продала, один хлеб всего остался. Тут милиционер увидел меня и подзывает к себе. Я как дала деру, а он за мной. А я домой бегу, где спрятаться можно. Подбегаю, а отец у ворот сидит. Милиционер у него спрашивает: «Это ваша?». Отец говорит: «Нет, она не моя. Я ее не знаю, заберите ее». Я тогда очень удивилась и обиделась на отца, намного позже только догадалась, почему отец солгал. Дома ведь тандыр-хлеб пекли, тесто готовили. Если бы милиционер это увидел, их всех забрали бы. А так забрали только меня. 

Привели меня в горотдел на Коммунаров с этим одним хлебом. В одном кабинете милиционер меня спрашивает: «Тебя за что поймали?» Я говорю, за один хлеб. Он говорит: «Да съешь ты его!» Потом повели в другой кабинет. Там милиционер говорит: «Половину хлеба съешь, другую половину мне продай. Деньги на улице дам». Я сделала как он сказал – половину съела, половину продала ему. Теперь меня зовут обратно, в первый кабинет. Там уже третий милионер спрашивает, за что меня поймали? Я ему честно рассказала, что сделала так, как мне второй сказал. А второй услышал и разозлился: «Убирайся, – говорит, –  отсюда, а то хуже будет!» Я выскочила из горотдела и побрела в сторону дома, но тут на меня такая усталость навалилась, что я до угла только дошла, прислонилась к стене и уснула. 

А дома меня уже искать начали, ходили по городу и у всех прохожих спрашивали, не видел ли кто девочку. Один человек меня нашел случайно, мимо проходил и увидел меня, спящую прямо на тротуаре. Подошел, разбудил: «Доченька, – говорит, – вставай, тебя ищут. Иди домой».

А еще меня мачеха за горохом посылала, тогда в огородах у всех он рос. Я ходила по дворам и спрашивала: «Нохут ким давар?». Покупала, сеяла, мыла, варила, относила продавать, деньги мачехе приносила. Она же мне ни копейки не давала с этих денег. Раз одна женщина продала мне горох с мусором. Только я это увидела, когда домой пришла. Поняла – мачеха узнает, заругает. Быстро его просеяла, мусор во дворе закопала, а гороха все равно вышло мало, и мне влетело – денег-то от его продажи я выручила меньше обычного.


"Гулять с ровесниками на улице, веселиться мне тоже не пришлось". / Фото: stihi.ru

Мне было лет 10-12, в городе свирепствовал тиф, и я  тоже заболела. Тяжело болела – долго лежала в «заразной» больнице с сильным жаром и бредила. Были такие ночи, когда врачи, наверное, думали, что я сошла с ума – я кричала, билась в судорогах и ничего не соображала. Чудом жива осталась, а тогда многих косило.

А когда мне лет 17 исполнилось, отец меня отдал замуж. Тогда же девушек не спрашивали, за кого родители хотели, отдавали. Я работала швеей на фабрике «Динамо». Как-то меня их цеха вызывают на улицу. Выхожу, там две женщины. Посмотрели на меня и говорят: «Скажи родителям, вечером придем». Я отцу говорю об этом, а он отвечает: «Моя дочка, я сам знаю, кому отдать». И отказал этим людям. Еще молодой парень сватался, табасаранец, но отец сказал: «Зачем мне табасаранец нужен, род свой сожгу. Пусть лучше свой будет». 

Муж мой, Меджид его звали, был почти на 30 лет старше меня, 1908-го года рождения. Я прожила с ним 12 лет, и это было сплошное мучение. Много раз убегала от него домой, но отец возвращал обратно. Муж заставил меня работать с ним в заготскоте, он в охране там работал. Приходилось с палкой в руках ходить и кричать: «Хол-хе, хол-хе!», чтобы баранов от коров отделить и в вагоны их загнать.

Как-то я уже не выдержала и ушла. Пыталась мебель, которую отец в приданое дал, забрать, хотя бы кровать, но муж устроил мне такую взбучку, не выпускал меня из дому, что я сказала – пусть и кровать тебе останется, только не бей и отпусти. 

Устроилась в детский сад прачкой, а жила у брата в квартире. Мне дали комнатку, я вечерами шали вязали и продавала, чтобы денег скопить. Прихожу как-то с работы, смотрю, в моей комнате лампы нет. Спрашиваю, где лампа. А невестка говорит: "Ты шаль вяжешь, деньги себе собираешь, а за свет я должна платить?" Я говорю: "Хорошо, я керосиновую куплю". Они дома под светом сидели, а я в своей комнате под керосинкой шали вязала. Но их и это раздражало, не нравилось, что свет у меня горит. 

Потом брат начал свой дом строить, и мы с отцом жили. Места мало было, отец спал в комнате, я – в коридоре, который не топился. А зима была лютая, такой мороз сильный! Под нами на первом этаже жила армянская семья, и хозяйка их – не знаю, она жива сейчас или нет, всегда меня жалела: «Кара-гыз (так она меня называла)! Ты заболеешь! Иди к нам спать». А мне неудобно было, я отказывалась. Тогда она приносила мне грелку, чтобы я хоть ноги грела.

Я перебралась в детский сад. Там был большой стол, я на нем спала. Вставала чуть свет, начинала белье вешать. В садике было 150 детей, за каждым я стирала. Сначала все было вручную, только намного позже мне дали маленькую стиральную машинку.

А когда я была еще совсем молодой, судьба свела меня с моей лучшей подругой. Ее тоже Сура звали. Я знала по разговорам, что она хороший человек. Однажды я взяла саженцы помидоров и пошла к ней домой. «Сура-баджи, можно зайти? Ты меня извини, я давно хочу с тобой познакомиться. Давай познакомимся? Вот, принесла тебе – помидоры в огороде посади». А она мне отвечает: «Зачем? Не надо было. В любое время приходи, дверь открыта». С тех пор потихоньку мы и подружились. Она мне в жизни очень помогла. На винзавод меня устроила (я там конторы убирала), приютила у себя, когда была холодная зима, и я замерзала у брата. 

В ту зиму, я помню, она золотые часы продавала. Пришли к ней женщины-покупательницы. Я часы взяла посмотреть и положила на место. Сура говорит: «Ну-ка, на руку надень». Я отказалась. Она опять: «Надень-надень, я по глазам вижу, что они тебе понравились». Я надела, а они на мне так заблестели! А покупательницы сидят, ждут, что им примерить дадут. Тут Сура им говорит: «Все, я уже не продаю часы!» Все женщины эти удивились, возмущаться стали, а Сура на меня показывает и говорит им: «Видите, я их сестре отдала».

Записала Анна Гаджиева
Фото: photosight.ru

Другие публикации

Личный опыт
Истории одного села. Пастушья драма
Колумнист «Даптара» вспоминает, как однажды подвела брата
251 25    |    4 октября 2017 г.
Личный опыт
"Читала с коптилкой или со свечой"
Книжная полка писателя Полины Жеребцовой
1664 25    |    13 сентября 2017 г.
Личный опыт
«Не могу развестись, терплю из-за детей и родителей»
Жительница Дагестана рассказала «Даптару» о том, как важно доверие между родителями и детьми. И нужно половое воспитание для подростков.
846 25    |    21 августа 2017 г.
Личный опыт
Двадцать лет с похитителем
«Вместе с прежней Чечней разрушалась и моя семья. С мужем мы вечно скандалили». Любовь, умыкание, война, развод… Жительница Чечни рассказала «Даптару» свою историю
3777 25    |    10 августа 2017 г.