бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Когда дом не крепость

2720 25    |    12 ноября 2014 г.       
Что делать, когда самый близкий тебе человек оказывается насильником.

Недавно в редакцию пришло шокирующее письмо. Из этических соображений мы не станем приводить его полностью, но содержание письма заставляет всерьез задуматься о проблеме, которой, на первый взгляд, в Дагестане нет. Хотя проблема эта очень неприятная и чуждая нашему менталитету, все же вопросы по этому поводу все чаще появляются в нашем обществе. Поэтому мы решили, что будет полезнее предупредить, что такая проблема есть и замалчивание не самый лучший способ ее решения.

Автор письма — молодая женщина. Она в отчаянии, и это читается в каждой строчке. История ее действительно страшна и с трудом укладывается в голове. С пяти лет она подвергалась сексуальному насилию — сначала со стороны своего деда, а затем отца. Все эти годы она боялась об этом рассказать и не знала, к кому обратиться за помощью. Сегодня она замужем, у нее двое детей, а отец, как пишет молодая женщина, до сих пор ее насилует. Она не знает, как покончить с кошмаром, ее постоянно посещают суицидальные мысли, так как женщина боится общественного осуждения. Письмо написано в надежде, что отец его прочтет и остановится…

К сожалению, в Дагестане случаи инцеста тоже встречаются и, как правило, предаются огласке, лишь когда дети, подвергавшиеся насилию, вырастают либо находят в себе силы дать отпор взрослому, либо, не видя выхода, решают покончить жизнь самоубийством.

К примеру, в одной из махачкалинских семей 15-летняя девочка пыталась совершить суицид, перерезав себе вены. Девочку спасли, а потом выяснилось, что на протяжении последних 12 лет ее и старшую сестру насиловал собственный отец. Сейчас насильник отбывает срок в исправительной колонии строго режима.

Такие случаи, когда преступник понес наказание, очень редки. Понятно, что наши женщины не пойдут в полицию заявлять, что подвергаются насилию со стороны родственников. Да и кому захочется в подробностях и не один раз пересказывать чужим людям о том, что с тобою творили, — в этом-то и себе признаться очень сложно. Как правило, виновной делают жертву насилия. Ее запросто могут оболгать, назвать гулящей и даже убить за это, и едва ли кто-то станет разбираться, как все было на самом деле. Получается, что о женском позоре объявить легче, чем о мужском?

Говорить, что ситуация в республике такая, что необходимо бить тревогу, оснований нет. Подобных случаев масса во всех регионах страны, и не верьте, если кто-то будет отрицать это. Ни одна служба не скажет вам, сколько детей ежегодно подвергается сексуальному насилию, а тем более сколькие из них стали жертвами инцеста. Такие факты, чаще всего, всплывают в результате несчастных случаев.

Мы попросили психолога Сергея Чипашвили прокомментировать ситуацию:

— Это очень частый случай. И важно это подчеркнуть. В большинстве своем случаи инцеста бывают латентными, то есть никто о них ничего не знает. Очень редко пострадавшие обращаются к психологу. Ну а уголовное преследование насильника — вообще очень редкое явление. Бывает, что в правоохранительные органы заявляют родственники жертвы, но чаще в этом качестве выступает третье лицо, так как родные стараются избежать огласки, позора и так далее.

— Насколько нам известно, это не единичный случай. И нередко жертву такого насилия могут оболгать, а факт насилия над ней одного из родственников скрыть. Это продиктовано дагестанскими реалиями?

— Два самых главных табу человечества — поедание себе подобных (каннибализм) и инцест. И если первое нарушается довольно редко, то второе, к сожалению, очень часто. Проблема эта в меньшей степени дагестанская в силу религиозности местного населения, кавказского менталитета, а в большей степени — общероссийская и мировая. Мало того, возникла она не сегодня: инцесты были и в средние века, скажем, в XIX веке это было всегда. Статистику вам никто привести не сможет, потому что, в принципе, это всегда скрывалось.

— Людей, совершающих инцест, можно назвать психически нормальными?

— Знаете, понятие норма растяжимо. В принципе, с точки зрения психиатрии они, как правило, нормальные. Внешне это дееспособные, адекватные люди. В редких случаях бывают какие-то нарушения, например, психопатия (пограничное состояние между нормой и не нормой), еще реже — шизофрения, олигофрения. Но их даже больше можно назвать социопатами — людьми, не подчиняющимися социальным нормам, а только силе. А как только происходит ослабление закона, государства, тогда эти социопаты вылезают. Ну, мы это все видели в 90-е годы.


"Очень редко пострадавшие обращаются к психологу". / Фото: photosight.ru

— Какие формы инцестных взаимоотношений распространены в Дагестане?

— С формой «брат-сестра» я ни разу не встречался. Мы сталкивались с инцестом отца с дочерью. Чаще отчимом. Очень опасная ситуация, когда женщина выходит замуж, обязательно сразу же рожает, затем расходится, потом выходит замуж еще раз, и отчим имеет доступ к детям. Он, кстати, может и не быть педофилом… Но когда растет девочка, а глава семейства не является ее отцом и имеет к ней доступ, может случиться страшное.

— А кому более опасен отчим в нашем контексте — девочке или мальчику?

— Есть случаи гомосексуализма, но это вообще никогда не выходит наружу. За время моей практики, с 1993 года, я с этим не сталкивался ни разу. Какой парень признается, что имел отношения с отцом, отчимом или еще с кем-то? Никогда не признается! Даже если убьет насильника, ни за что не признается.

— Американские психологи, изучавшие случаи инцеста, пришли к заключению, что нередко женщина, которая сама в детстве стала жертвой насилия, подсознательно подталкивает к этому и свою дочь. И делает она это, чтобы самой избежать каких-либо отношений с мужем.

— Я не встречался со случаями подталкивания, но знаю о случаях, когда мать не предпринимала никаких мер. То есть она знала, что дочь насилуют, но ничего не делала. Была ли она сама жертвой насилия, я не могу сказать. То есть очень часто знают, но боятся мужа, зависимы от него. Бывает и такое, что некоторые мамы считают, что лучше, чем муж будет гулять на стороне, пусть делает это дома... Это жуткие, конечно, вещи. 

— Бывает такое, что ребенок пытается донести до кого-то из взрослых то, что он подвергается сексуальному насилию, но ему не верят?

— Да, бывает. Представим такую довольно частую ситуацию: племянница живет у тети, и та, как правило, не верит, что она подвергается приставаниям со стороны ее мужа. Напротив, даже может обвинить ее в провокации. Вот такое очень часто происходит.

— Что делать детям, которые стали жертвами насилия?

— Трудно сказать. Есть два момента инцеста. Может быть момент развращения малолетки, то есть ребенка до 14 лет. При этом ребенок как бы сам, добровольно, если так можно выразиться, вступает в какие-то сексуальные взаимоотношения. А за это он имеет послабления или подарки. Ребенка это подкупает. Второй момент: происходит изнасилование, и подростка заставляют выполнять сексуальные прихоти.

Статистических данных о количестве таких случаев нет. Даже по уголовным делам очень трудно это проследить. Потому что это вершина айсберга, а что реально происходит, никто не знает.

— Бывает, что ребенок сам провоцирует?

— В подростковом возрасте, возможно. Но, как правило, провокация происходит не по отношению к своему отцу. Что значит провокация? Это тоже понятие растяжимое. Можно ли назвать провокацией то, что люди живут в одной квартире? Это зависит от того, кто и как рассматривает ту или иную ситуацию. Может быть, конечно, и провокация. Но чаще случаи насилия ничем не мотивированы, ничем не спровоцированы. По крайней мере, перед законом это вина взрослого однозначно.


"Жертвам насилия часто приходит в голову мысли о суициде". / Фото: lands-of-sorrow.ru

— А можно ли сказать, что случаи инцеста характерны для неблагополучных семей?

— Нет, очень часто это благополучные, нормальные семьи. Внешне могут быть очень даже респектабельные люди, но дома у них может твориться черти что.

— Ну а что подталкивает здорового взрослого мужчину, имеющего возможность удовлетворить свои сексуальные потребности на стороне, насиловать собственного ребенка?

— Допустим, в малых населенных пунктах, где пограничный замкнутый социум, любые отношения на стороне моментально просматриваются. Это вызывает скандалы, разборки, убийства. Поэтому в каком-то смысле проще в семье… И очень часто жертвами становятся племянницы, я уж не говорю о женах братьев. 

Во многом это все определяется менталитетом общества. В реалиях нашей республики такие случаи могут оставить черное пятно на репутации всего тухума на многие века, и это отчасти становится сдерживающим фактором. В Дагестане здоровое общество, и такие случаи подвергаются жесткому осуждению. В больших городах, конечно, больше возможностей завести отношения на стороне. Но и в мегаполисах, наверное, есть момент преодоления запрета. Еще раз повторю, что инцест — один из двух главных запретов человечества в любой религии и во всех культурах. 

— Педофилия в Дагестане явление распространенное?

— Все это латентно. Вы когда-нибудь слышали, чтобы в Дагестане проводили исследования, в том числе и сексологические? Сексологические исследования практически не проводятся. 

— В настоящее время в России действует сайт, на котором размещен реестр лиц, совершивших сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних. Достоверность сведений проверить не представляется возможным. Кем он основан и ведется ли обновление реестра в сотрудничестве с правоохранительными органами, на сайте не указано. По данным этого реестра, сегодня в Дагестане известно о восьми лицах, совершивших сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних. Семеро из них отбывают наказание, а в отношении одного ведется следствие.

— Это смешные цифры, вранье! Таких случаев много. Педофилы любят околачиваться возле школ, кстати, они и сами могут быть работниками школ, детских домов, приютов, то есть в учреждениях, где дети абсолютно беззащитны.

— Как родителю распознать, что его ребенок подвергся насилию?

— Это очень трудно, потому что ребенок может скрывать это. Обычно бывает ситуация, когда имеют место какие-либо действия со стороны соседей. Ребенок может не рассказать об этом, потому что его каким-то образом подкупают. Ситуация в одной из наших школ. В нее стал наведываться посторонний «дяденька». Одна из девочек за определенную плату выполняла его просьбы. Она об этом рассказала своим подругам: мол, есть способ легко заработать. Те передали другим. И в результате практически два класса параллельно «обслуживали» этого «дяденьку».

— Это на территории школы?

— Да, на территории школы. Дети как думают: «А что тут такого, ну, посмотрит, пощупает?». То есть они это воспринимали как легкий способ добыть денег. Обо всем этом стало известно, когда одна из девочек наотрез отказалась заниматься этим и рассказала маме. Мужчину не поймали, историю замяли. И это не единичный случай. Чаще бывает, что отдельные дети подрабатывают таким образом. Опасность развратных действий в том, что они именно развращают ребенка, то есть ребенок перестает быть ребенком.

— Ну а все-таки, как родитель может распознать, подвергался его ребенок насилию или нет?

— Это очень сложно. Разве что если есть хороший контакт с ребенком, взаимопонимание.

— А в тех семьях, где существует конфликт между родителями и детьми?

— В этом случае узнать о факте насилия или развратных действиях практически невозможно.

— Есть ли какие-то практические советы, как наладить контакт с ребенком?

— Практические советы касаются взаимоотношений с детьми вообще. Родители должны быть старшими друзьями своих детей. Друзьями, но старшими. То есть они всегда должны держать ребенка под присмотром, чтобы уберечь его от неправильных действий, поступков. А у нас обычно контакты с ребенком ограничиваются только запретами. Запреты есть, а польза?

— Жертвам насилия часто приходит в голову мысли о суициде?

— Часто. А иногда, к сожалению, они претворяются в жизнь. У нас в Дагестане в прошлом и позапрошлом году было целое поветрие самоубийств. В основном они совершались подростками. Были двойные самоубийства: две девочки повеселись. Никто не знает, на какой почве. Я это говорю к тому, что в таких случаях обязательно должны проводиться следственные действия. У нас они, к сожалению, не проводятся. Родственники тихо, мирно хоронят, не распространяясь о том, что это был суицид. Причина самоубийства? Может быть, плохая оценка в школе, может быть, избиение товарищами, может быть, инцестуальные моменты… Никаких сведений. Обязательно должна проводиться посмертная судебно-психологическая экспертиза. В армии, например, если солдат стреляется, вешается или убивает кого-нибудь, обязательно проводится посмертная судебно-психологическая экспертиза. В Дагестане такого нет. Люди, которые довели до самоубийства, — фактически убийцы, остаются на свободе. То есть куча преступлений уходит в песок.

— Случается ли, что жертва насилия сама наказывает обидчика?

— Да, были и такие случаи. Но опять же люди могут скрывать мотивы убийства. Допустим, сколько случаев было, когда в семьях происходили загадочные убийства. Кто знает, каковы реальные причины таких поступков? Сказать ведь можно все что угодно.


"Жертва часто скрывает факт насилия". / Фото: bildites.lv

— Что делать жертвам сексуального насилия, какие рекомендации вы можете им дать?

— Первое и основное: жертва никогда не должна испытывать чувство вины. Очень часто бывает, что жертва насилия испытывает чувство вины. Вот откуда мысли о самоубийстве. Она считает, что сама виновата, что она что-то не так сделала. Это ошибка! То есть у изнасилованного ребенка или взрослого не должно быть чувства вины. Второе — нужно обязательно обращаться к специалисту. Почему на Западе вал таких дел? Потому что там сейчас не считается стыдно сообщить об этом. У нас — стыдно…

— К кому посоветуете обращаться пострадавшему ребенку в первую очередь: к родным или к психологу?

— Лучше сразу к специалисту. Родители могут отреагировать неадекватно — ситуация очень сложная.

— А что в таком случае делать родителям?

— Защитить своего ребенка. Верить ему, присмотреться. Как правило, если в случае домогательств к детям со стороны родители вовремя принимают меры, то инцидента можно избежать.

— Как вы относитесь к идее подвергать педофилов стерилизации?

— Педофилия не лечится. Я вообще за смертную казнь для них.

— Родителям стоит говорить с детьми на темы интимного характера, по достижении ими какого возраста? Или просвещать должны в школе?

— Сложно сказать. Разговоры родителей с детьми на эти темы — не в нашей культуре. Многое зависит от того, какой контакт у родителей с детьми. Можно ведь говорить на эти темы и косвенно, на чьем-то примере. Стоит ли подробно об этом говорить в школе? Тоже вопрос. С одной стороны, это может стать полезным просвещением, с другой — подталкивать к определенным действиям…

— В советское время были уроки ведения домашнего хозяйства для девочек и мальчиков отдельно.

— Этот предмет нужен. К сожалению, многие люди не готовы к семейной жизни. Я сейчас говорю не про половые отношения, а про социальные. Мужчина женится и не думает, что у него есть определенные обязанности, поменялась роль. Женщины больше готовы к изменению роли. Мужчины же зачастую не имеют практических навыков быть мужем. Сельские ребята, на мой взгляд, лучше подготовлены к семейной жизни, а городские, кроме как делать детей, зачастую ничего не умеют. Этот предмет нужен, в его рамках необходимо поднимать темы насилия и предостерегать детей.

Зайнаб Ибрагимова,
Фото: playcast.ru

Другие публикации

Интервью
"У нас есть случаи, когда мать не может даже видеть своих детей"
Судебные приставы Ингушетии уважают средневековые традиции, а не законы России?
259 25    |    23 июня 2017 г.
Интервью
Чеченские женщины – в особой группе риска
«Новые» традиции в Чечне бьют по женщинам. Эксперт по Северному Кавказу Варвара Пахоменко рассказала «Даптару», как власти в республике не препятствуют «убийствам чести», наоборот – поощряют.
13497 25    |    20 июля 2016 г.
Интервью
«Я женщина, мне хотелось бы не воевать с Кавказом»
Переходящие жены боевиков, самобытная демократия, горянка в политике – переквалифицировавшийся в политики журналист Юлия Юзик рассказала «Даптару», каким она видит развитие Дагестана
2162 25    |    9 июня 2016 г.
Интервью
Стихи, отрава и зашитый рот
Безответная любовь, изгнание из села, убийство. "Даптар" развенчивает мифы вокруг аварской Сапфо - Анхил Марин
1784 25    |    2 июня 2016 г.