бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Несколько историй из жизни дагестанской деловой женщины

2340 25    |    27 октября 2014 г.       
Мы часто слышим, что бизнес это не женское дело. Что он превращает женщину из заботливой жены и матери в фельдфебеля в юбке. Бизнес-вумен Индира Исаева опровергает стереотипы.

Помогало или мешало Индире то, что она - женщина? Она говорит, что плюсы и минусы уравновешивали друг друга.

"Будь я мужчиной, люди к которым я обращалась, когда регистрировала первое свое предприятие, может, и не уделили бы мне столько времени. А тут они оказались даже растроганы. Пришла такая милая девушка, щебечет о бизнес-программе, о технологических проблемах. Слушали меня с умилением, как ребенка-вундеркинда. Подробно объясняли, как пройти все кабинеты, к кому обратиться, чтобы решить вопрос быстрее. Но случалось и такое, что нужен был мужской стиль ведения разговора, а я держалась как интеллигентная дохлятина. Сплошные "Вы понимаете" да "Извините, пожалуйста". Теперь-то научилась. И поняла - неважно, мужчина ты или женщина, главное вести себя адекватно обстоятельствам и если обстоятельства жесткие, то необходимо проявить жесткость".

Она так говорит, но очень трудно поверить, что Индира умеет быть жесткой.

Теперь, когда уже вскользь обозначено о чем, собственно, речь, можно и поговорить более обстоятельно. Так вот. Мы часто слышим, что бизнес это не женское дело. Что он огрубляет нежную женщину, превращает из заботливой жены и матери в фельдфебеля в юбке. Можно спорить с такой позицией до хрипоты, но приходится признать: у большей части дагестанских преуспевающих женщин личная жизнь не сложилась. Они либо сначала лишались мужей и от безвыходности шли в бизнес, чтобы прокормить себя и детей, либо, мужья, подавленные деловой активностью жен куда-то тихо пропадали. 

Но, к счастью, бывают и исключения из правил. Знакомьтесь, Индира Исаева - именно такое исключение. Сама - красавица; муж - умница; дочка - чудесная. Времени и сил хватает на все. И на бизнес, и на семью, и на друзей, и на совместные с мужем походы в ночные клубы, и даже на парапланеризм. Индиру вполне можно использовать в качестве наглядной агитации. Возить, показывать и внушать женщинам "Стройте свой бизнес - стройте свою семью - стройте свою жизнь!" Хотя, она не очень любит, когда ее называют "бизнес-вумен". Да и внешне не очень соответствует сложившемуся в массовом сознании представлению о том, как должна выглядеть "деловая женщина". Ни тебе строгих пиджаков с юбками "приличной" длины, ни килограммов золота на шее, пальцах и в ушах. Выглядит как девчонка - брючки, маечки и почти никакой косметики. И машина у нее без претензий - немолодой "Фордик". Но возможно, все сложилось бы по другому, если б не...

История заурядная

...Квартира. А о чем еще могла мечтать одинокая молодая женщина, не имеющая своей крыши над головой? Диплом - был. Сельскохозяйственный институт, экономический факультет. Работа - была. Причем, такая, что многие позавидовали бы. Бухгалтер, да еще - главный, да еще в одном из подразделений Курортного совета, который по тем времена, считался местом хлебным, куда устроиться можно было только по большому блату. Итак практически все было. Даже зарплата в 140 рублей и с сорокопроцентной надбавкой. Но вот квартиры своей не было. Сергокалинке Индире в Махачкале приходилось жить на съемных. А что делать? Накопить и купить - не реально. Решать квартирный вопрос через замужество, как это в Дагестане принято, она не хотела, первый, не слишком удачный брак не вдохновлял на повторение эксперимента. И перспектива рисовалась печальная - всю жизнь мыкаться по чужим углам.

У меня было очень приблизительное представление о том, как построить бизнес. Но если и был страх, то в памяти не сохранился. Рискованности такого шага я не понимала.

Правда, оставалась надежда. Кооператив! Волшебное слово, решающее все проблемы. Ведь Курортный совет собирался строить дом для своих работников и Индира как молодой перспективный специалист вполне могла рассчитывать... Потому она сидела на своем месте и била по кнопкам калькулятора, составляла квартальные отчеты, занимаясь работой, что, по ее признанию, не по ее темпераменту и характеру. 

А это было время, когда частный бизнес вышел из тени и желание много зарабатывать перестало считаться постыдным. Тогда по телевиденью и в газетах говорили о первых кооператорах и предпринимателях. Их реабилитировали, они уже не считались спекулянтами, а стали уважаемыми членами общества, образцом для подражания. Да и многие знакомые, друзья Индиры уходили в свободное коммерческое плаванье. Она лишь провожала их взглядом.

История рискованная

Но в 90-м году все изменилось. Стало известно, что строительство дома, где должна была быть вожделенная квартира переносится на неопределенный срок. Дом, кстати, так никогда и не был построен, но это уже неважно, потому что Индира не стала ждать "милости от природы".

Говорят, что между мужским и женским подходом к бизнесу - огромная разница. Мужчина ставит перед собой глобальные цели, ему бы сразу свой банк, завод, фабрику и целый штат подчиненных, чтоб прямо как по Гоголю - "десять тысяч одних курьеров". А женщина решает небольшие задачи, так сказать, по мере их поступления. Ее цели скромнее: заработать на новую стиральную машинку, на хорошую частную школу для ребенка, на отпуск в Египте или, как в данном случае, на квартиру. 

Итак, Индира ушла. Фактически, в никуда, на свой страх и риск. За душой - ничего. Хотя она и закончила экономический факультет, однако преподавание там велось по советской программе и углубленного изучения законов развития бизнеса не предполагало. Правда, еще во время работы в курортном совете она год отучилась в частной бизнес-школе, но это все была голая теория, и при этом ни особых навыков, ни помощи со стороны. Как решилась уйти? Легко! Говорит "У меня было очень приблизительное представление о том, как построить бизнес. Но если и был страх, то в памяти не сохранился. Рискованности такого шага я не понимала. Это, может, глупость, ведь могла и совсем без средств к существованию остаться".


За работой.

То, чего не понимала Индира хорошо понимали родственники и звали назад в Сергокалу. К тому же у них были еще кое-какие соображения на этот счет. Индира вспоминает "Мама боялась за меня. Говорила "бросай все и возвращайся, мы с бабушкой будем за тобой ухаживать!". Одним из аргументов был следующий - неприлично молодой одинокой женщине заниматься бизнесом, она становится объектом для пересудов и кривотолков и люди будут говорить, что она "совсем распустилась". Но Индира в Сергокалу, на попечение мамы с бабушкой ехать не захотела.

История печальная

Первым ее делом стал "текстильный бизнес". Говоря проще, Индира взяла кредит, сняла помещение, купила сырье и швейные машинки, наняла работниц и стала шить постельное белье. "Это было нехитрое дело, процесс, доступный моему пониманию". С реализацией готовой продукции тоже никаких проблем не возникало. Пододеяльники и наволочки с простынями шли нарасхват. И квартира к тому времени уже была. Ее-то Индира купила в первую очередь, на кредитные деньги, которые вернула за счет прибыли. Все вроде бы шло хорошо, но тут, года через полтора хоть и относительного, но все же несомненного процветания, грянула беда. Инфляция. Цена изделия стала меньше, чем стоимость сырья. Выгоднее было закупать, придерживать, а потом сбывать саму ткань. Но такой бизнес нужно было вести с размахом, а это, в свою очередь, рождало новые проблемы, в частности пристально внимание со стороны недавно образовавшегося, но уже окрепшего рэкета.

Индира могла бы остановиться, передохнуть. Вопрос об элементарном выживании уже не стоял, но...

Так что следующим делом, которым занялась Индира стала торговля кондитерскими изделиями. Закупала товар в Москве, привозила и сдавала в магазины. Большая часть уходила в Азербайджан. Там, в Азербайджане и пропала крупная партия товара. Кто-то кого-то "кинул", а в результате Индира прогорела. Деньги в конце концов ей все-таки вернули, но в рублевом эквиваленте, то есть в четыре раза меньше.

Там же в Азербайджане нашел бесславный конец еще один ее бизнес - поставка стройматериалов. Вот уж совсем, казалось бы, не женское дело. Трудно себе представить, что Индира, такая хрупкая, такая женственная, управлялась со всем этим непростым хозяйством, ведь на ней были таможня, железная дорога, переговоры с поставщиками и работниками всяческих ведомств. Однако, она занималась этим полтора года и вполне успешно. Начала с роли посредника, которому надо было встретить в Дагестане вагоны со строительным лесом и проследить, чтобы они проследовали через границу страны-соседки. Потом стала полноправным компаньоном. Сама находила поставщиков, на собственные средства закупала лес, цемент, шифер. Но очередной состав ушел в Азербайджан и там безнадежно затерялся. 

История назидательная

К тому времени, правда, программа-минимум была выполнена и даже перевыполнена. Индира продала одну и купила вторую, а потом и третью квартиру. Если кому покажется, что квартира в Махачкале, пусть и трехкомнатная, пусть и в элитном доме не может считаться показателем успеха, то можно еще упомянуть о небольшом, скромном коттедже в Москве...


С мужем, журналистом Багаудином Узунаевым, и дочерью. 

Но перемены в жизни Индиры одними квадратными метрами не исчислялись. Она вышла замуж. Муж-журналист оказался человеком свободным от дагестанских стереотипов, ему и в голову не приходило ограничить жизненное пространство жены рамками кухни и детской. Наоборот, ее энергия, ее нежелание покорно подчиняться обстоятельствам, готовность взять на себя ответственность за собственную жизнь ему импонировали. Возможно, будь она просто "беспомощное хнычущее существо", рассматривающее брак как единственный способ выжить, то ничего бы у них не получилось. Но она была другой и в результате образовался этот союз. Союз двух сильных, самостоятельных, увлеченных каждый своим делом людей. 

В общем, Индира могла бы остановиться, передохнуть. Вопрос об элементарном выживании уже не стоял. Да, видимо, правду говорят, что бизнес затягивает. А еще говорят, что человек, раз ввязавшийся в эту самую увлекательную игру, где перемешаны риск, радость победы, атаки и контратаки, где нужно проявить хватку, гибкость мышления, и изобретательность, так вот, такой человек вряд ли добровольно согласится ее бросить. Индира и не согласилась. Коттедж в Москве был продан, вырученные деньги - вложены в новое дело.

История заключительная с открытым финалом

Это, пожалуй, первое по настоящему "женское" дело. Это вам не составы с древесиной и цементом, тут (извините за невольный каламбур) материи потоньше. Для того, чтобы правильно оформить окно, подобрать подходящие шторы, определиться с дизайном, цветом, фактурой (а именно этим занимается салон Индиры) нужен и женский взгляд, и женский вкус. Когда Индира только начинала, а это было в 2001-м году, подобных салонов в городе было раз, два и обчелся. Да, честно говоря, больше и не требовалось. Те горожане, что посостоятельнее, закупали все необходимое в Москве или за рубежом, те, что победнее, вполне довольствовались готовой продукцией, купленной на одном из махачкалинских рынков.


Индира: "Бизнес - только часть моей жизни".

Но за 13 лет многое изменилось. Рос сам бизнес, привозились новые, невиданные ранее образцы тканей, а параллельно формировался новый тип клиента, (заказчика, покупателя). Такой не обязательно очень богат, но непременно стильный, он умеет оценить изысканность "дикого" шелка и самодостаточную простоту бамбука. А еще он, как бы сказать, чтобы не прозвучало пафосно, оптимист, что ли? Одним словом, если в городе и мире - неспокойно, тревожно, то человек не станет каким-то особым образом декорировать свои окна. Он поставит какие-нибудь кевларовые пуленепробиваемые ставни, он отгородится от того страшного, что происходит за пределами его дома. А вот если покупаются легкие ткани, то не для того, чтобы закрыть вид из окна, а для того, чтобы его художественно оформить, придать заоконной картинке эстетическую завершенность. Это показатель. Это значит, что человек чувствует себя защищенным. Он открыт дню грядущему и не ждет от него подвоха. Индира говорит, что, по ее наблюдениям, таких людей становится все больше. 

А раз так, то, казалось бы, самое время развиваться, расширять бизнес, правда? С одной стороны, вроде бы именно это и происходит, на улице Венгерских бойцов выросло трехэтажное здание, Индира называет его Галереей интерьеров (кто бы мог об этом подумать хотя бы шесть лет назад!). А в Галерее представлены уже не только шторы, но и прочие прекрасные штуки – карнизы, обои, мебель ну и свет, то есть, люстры, бра, торшеры. Все, что нужно для того, чтобы дом стал обжитым, теплым, родным, но при этом стильным. Так вышло. Так всегда выходит, если ты чем-то увлечен всерьез. Одно закономерно тянет за собой другое. Ведь невозможно допустить, чтоб окно, которое ты только что с такой любовью и умением декорировал, было единственным «светлым пятном» в доме, заставленном тяжелой скучной мебелью, освещенном либо слишком скудно, либо излишне ярко, как в операционной.

И при всем этом, при том, что бизнес Индиры, что называется, процветает, она говорит: "Это только часть моей жизни, возможно, наиболее заметная стороннему взгляду, но не определяющая. И я в любой момент готова заняться чем-то другим. Меня не пугает даже полное разорение. Может быть, я стала сильной".

Светлана Анохина
Фото Руслана Алибекова

 

Другие публикации

Персона
"Человек должен в первую очередь бороться сам"
Регбистка Байзат Хамидова — о самых сложных моментах карьеры, о страхе перед неудачей и о роли семьи в жизни кавказской женщины.
602 25    |    5 июля 2017 г.
Персона
"Девочек не сразу воспринимают всерьез"
О том, как творческая натура нашла себя в боксе
749 25    |    7 июня 2017 г.
Персона
Мы просто учим их пользоваться калькулятором
Айшат Гамзаева открыла в Махачкале специальную студию для людей-инвалидов.
1236 25    |    8 октября 2015 г.
Персона
«Я слышу ее голос до сих пор»
Исбат Баталбекова – первая оперная солистка в Дагестане.
1718 25    |    26 декабря 2014 г.