бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Ты – девочка. Зачем тебе учиться?!

2982 25    |    18 августа 2014 г.       
Сложно ли дагестанкам получить доступ к образованию?

Как играть в «Крокодил» со старшими родственниками из села (вместо пролога)

…В детстве все лето я проводила в селении, у бабушки. Сестра моей бабушки - улыбчивая старушка по имени Зюхре - была такой и 10, и 25 лет назад. Если бабуля отправляла меня к ней по какому-то делу, я старалась говорить погромче. Мне казалось, что так ей будет легче понять меня. Чаще всего Зюхре удалялась с возгласом: «А, Фатимаааа…» и возвращалась с «переводчиком». С дочерью Фатимой.

Однажды переводчика-Фатимы не было дома, и мы с Зюхре нашли все-таки одно общее на двоих слово - «чай». Но она все равно казалась очень беспокойной, то и дело смотрела на часы и всплескивала руками. Оказалось, что Зюхре не только не говорила по-русски и не владела счетом и письмом. В те времена азан не звучал. И бедная старушка переживала, что пропустит намаз - ведь она не знала даже элементарного: как по часам определить время.

Эти воспоминания из детства я никогда не считала какими-то значительными, пока не стала писать о том, насколько дагестанским девочкам необходимо образование.

Учеба – роскошь

Моя мама относилась к учебе моей и сестры с трепетом: спрашивала, что проходили, следила за тем, тщательно ли пишем в прописи, проверяла дневник. Как я понимаю сейчас, это нужно было скорее ей самой. Так она утверждалась в мысли, что сделала все, чтобы ее дети жили лучше, чем она. Сама мама росла в высокогорном селе, где и по сей день нет газоснабжения и водопровода. Она была старшей из 6 детей и за учебники могла сесть, когда были выполнены первоочередные дела (после сбора хвороста и похода на родник). Лишь уехав в Махачкалу, мама смогла себе позволить много и с удовольствием читать, и учеба наладилась, исчезли тройки.

Иногда у родителей могут быть веские причины настаивать на прекращении обучения детей. Некоторые считают, что 8-9-ти классов вполне достаточно. Дескать, какой смысл учиться, чтобы потом вкалывать на стройках, на рынках, водить маршрутку?

Магомедовой Амине из Дербента 24 года. Они с мужем растят сынишку. Амина зарабатывает торговлей, причем, без всякого трагического «пошла на рынок с двумя высшими». В семье было уже четверо детей, когда отец в результате аварии стал инвалидом. И старшая Амина бросила школу и пошла на местный базар торговать.

"Зачем, говорит, ходить в ту школу, где харам, где мальчики и девочки смешаны, где преподают неизвестно что".

«Я была отличницей, сейчас даже странно вспомнить, но мне очень нравилось учиться, - вспоминает Амина. - Но мама сказала – «надо», и я сама тоже понимала, что без моей помощи семью не вытянуть. Средняя сестра тоже стала работать и после не смогла учиться. Единственный, кто получил образование, это младший брат. Ну, а потом я вышла замуж, и снова оказалось не до книжек. Я уже и не верю, что когда-нибудь выберусь с этого базара. Поздно, наверное. Куда мне с девчонками, что ли за одной партой сидеть? Но для своих детей я хочу иной жизни. На данный момент у меня один ребенок, я бы хотела дать ему хорошее образование. Стабильности нет в жизни, если нет специальности».

Марина была гордостью родителей: из школы и вуза дочка приносила лишь «пятерки» и «четверки». Преподаватели прочили ей прекрасную научную карьеру, да и она сама мечтала именно об этом - писала диссертацию, готовилась к защите. Сейчас Марину зовут Мажи, она учитель языка и литературы в обычной средней школе. Но и это считает своей маленькой победой, поскольку набожный муж не одобряет ни светские учебные заведения, ни само преподавание литературы с ее сомнительными, с точки зрения религии, сюжетами.

«Он считает, что в Дагестане нет школ, учитывающих требования религии, - говорит Марина-Мажи. - Вот девочки научатся письму, счету, чтению - и достаточно. Он, в принципе, за образование, но есть такой камень преткновения – совместное обучение мальчиков и девочек. Зачем, говорит, ходить в ту школу, где харам, где мальчики и девочки смешаны, где преподают неизвестно что».

У Мажи и ее мужа две дочери: старшей четыре, младшая еще младенец. За них отец давно все решил – начальной школы достаточно…


"По шариату, до 14-15 лет по девушки имеют право обучаться совместно с молодыми людьми". / Фото: rusplt.ru

Разделяй и обучай?

Но, оказывается, можно найти выход. Главное – установка самих родителей, их готовность помочь своему ребенку не посредством запретов, а поиском альтернативного решения. Соблюдающая мусульманка, правозащитник Гульнара Рустамова в свое время забрала из школы дочь. «Первостепенная причина – это религиозные предписания, - поясняет Гульнара. - Мне не хотелось, чтобы девочка-подросток училась совместно с мальчиками. А в Дагестане чиновники от образования не идут навстречу в вопросах раздельного обучения».

Девочка некоторое время училась сначала в одной, затем в другой школе с раздельными классами, но потом, по словам Гульнары, «за эти школы «взялись» и классы стали смешанными». Сейчас ее дочь обучается на дому, а аттестацию планирует пройти в одной из школ Махачкалы. 

«У моей дочери будет высшее образование, она станет юристом», - уверена Гульнара.

Ректор Дагестанского гуманитарного университета Давуд Тумалаев умерен, что сейчас образование особенно важно и нужно. «Ведь все беды общества от невежества, - считает он. - В современной жизни есть возможность совмещать светский образ жизни и религиозный. Эти понятия не обязательно противоречат друг другу. Дети должны получать обязательное 9-классное образование, законы Российской Федерации в этом отношении не противоречат законам Всевышнего. К тому же, по шариату, до 14-15 лет по девушки имеют право обучаться совместно с молодыми людьми. И в нашем вузе, к примеру, раздельное обучение только на богословском факультете».

Образование - вопрос самозащиты

Руководитель психологической службы «Пси-фактор» Арсен Джабраилов считает, что проблема не в родительских запретах или самодурстве мужа: «К примеру, родители устроили религиозную девушку в университет, с тем, чтобы она проявила себя в той или иной профессии, которая не будет противоречить исламу - юрист, консультирующий только женщин, или психолог, или врач. На третьем курсе она выходит замуж, и если муж не самодур, он позволяет завершить образование. Но часто учиться не желает сама девушка. «Если у мужа будет квартира с обстановкой и машина, то зачем работать», - думают некоторые. Но они совершенно не задумываются о том, что брак – это не гарантия долгой, счастливой и безбедной жизни. Развод, болезнь или смерть мужа - и ты все та же полуграмотная и беспомощная, а зачастую и с детьми на руках. И что тогда остается?»

Как правило, больше всего противятся обучению дочерей сельские родители.

Зайнаб еще студенткой медицинской академии «вытащила билет в счастливую жизнь» - повстречала обеспеченного мужчину. Родителям выбор не понравился, не хотели отдавать девочку второй женой. Она ушла в отдельную квартиру, оформленную на мужа. Продолжать учебу Зайнаб не стала: нужды ни в чем она не испытывала, да и муж был против. «Зачем тебе? Я хочу, чтобы ты всегда была дома и встречала меня с улыбкой». Она была вполне счастлива и на реплики о «золотой клетке» отвечала: «Что вы понимаете, он меня так любит! А мне ничего больше не нужно!». Однако через пять лет маленький семейный рай рухнул. То ли первая жена решила вернуть мужа и поставила вопрос ребром, то ли сам он охладел к молодой жене. Как бы то ни было, в какой-то момент Зайнаб напомнили, что квартира ей не принадлежит и то, что в квартире – тоже. Она уже с сынишкой на руках оказалась на улице. Просить помощи у родителей было стыдно, все, чему ее три года учили в институте, она благополучно забыла. Зайнаб приютила подруга, она же и нашла для нее работу маляра.

«Куда бежать, кому звонить?», или счастье, когда тебя понимают

Как правило, больше всего противятся обучению дочерей сельские родители. Мотивы запретов и конфликтов на этой почве ясны: сельская девушка, попавшая в городскую незнакомую среду, потенциально уязвима: ее легче обмануть и обидеть, к тому же рядом нет привычной защиты. А сплетни, до которых так охочи дагестанцы (причем, как женщины, так и мужчины), могут очернить репутацию в два счета.

Психолог Арсен Джабраилов считает, что в подобных случаях нужно обращаться за помощью: «Если против родители, идите к авторитетным родственникам или заручитесь поддержкой учителей. Не пускает в университет религиозный муж – обратитесь к мулле, к имаму, ведь часто требованиями религии люди пытаются прикрыть собственные  комплексы, самодурство или страхи. Не опускайте руки, обратитесь к тем, с чьим мнением муж или родители считаются».

Но ведь бывает и так, что продолжение учебы это не просто способ получить профессию, которая позволит себя прокормить, но и требование души, радость, самореализация в творчестве. И какое же счастье, когда рядом оказывается человек, не воспринимающий такую потребность как женский каприз.


Иногда мужчины не разрешают сестрам, дочерям и женам учиться, объясняя свой запрет любовью и заботой о них. / Фото: tribuna.ru

Жене махачкалинца Исмаила в этом отношении повезло. «Моя жена сейчас учится в университете, на втором курсе, - рассказывает он. - Когда мы поженились, ей было всего 18, мне 21. Она к тому времени только закончила школу. У нас сразу появились дети. Естественно, об учебе и речи быть не могло, потому что жена занималась детьми. У нас их двое, разница между ними небольшая. А она у меня всегда была натура творческая, рисует. И вот сейчас учится на худграфе. Я препятствий никаких не чинил. Ей ведь тоже нужно как-то реализоваться, воплощать свои мечты. В общем, у меня в доме сейчас сплошные ученики и студенты. Дети ходят в школу, жена в университет. Вечерами все уроки делают, готовятся. Один я бездельничаю - телевизор смотрю».

Ему нужна другая - та, что будет суетиться и угождать.

Иногда мужчины не разрешают сестрам, дочерям и женам учиться, а значит, и иметь работу по душе, объясняя свой запрет любовью и заботой о них. Мол, не велено Всевышним, чужие мужчины могут обидеть тебя, а я могу не успеть тебя защитить. На самом деле все проще и страшнее. Хорошее качественное образование расширяет представление о мире и о собственном месте в нем, оно придает уверенность в собственных силах и возможностях, оно позволяет обрести финансовую независимость, в конце концов.

И такую женщину труднее держать в подчинении. Она меньше склонна терпеть измены, равнодушие или побои, она не побоится и развода, и перспективы остаться одной с ребенком на руках. Она лучше снаряжена для жизни и ею сложнее манипулировать. Разве такое может понравиться тому, кто желает быть в семье «царем и богом»? Ему нужна другая - та, что будет суетиться и угождать и даже не из любви к мужу, а потому что страшно быть одной, мыть полы в чужих подъездах за гроши, а ребенок хочет кушать и велосипед.

Альбина Трошина,
Фото: rusplt.ru

Другие публикации

Тема
"Бывают случаи, когда развод оказывается единственным способом сохранить жизнь женщине"
Как в Чечне власти заставляют сойтись разведенных супругов
3811 25    |    31 июля 2017 г.
Тема
"Мы идем на это, чтобы обрести себя"
История трансгендера из Чечни.
815 25    |    26 июля 2017 г.
Тема
Джума-мечеть: вход для женщин
"Даптар" побывал на женской половине главной мечети Дагестана.
669 25    |    19 июля 2017 г.
Тема
"Кара севда" как диагноз
Почему турецкий сериал покорил Дагестан и за что дагестанцы возненавидели его создателей
2241 25    |    12 июля 2017 г.