бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

В рай не разгибая спины

7108 25    |    12 июля 2014 г.       
Аиша-Галина Бабич о «дагестанском» исламе и дагестанках

Когда ты, русская журналистка из Москвы, принявшая ислам, приезжаешь в дагестанское село, на тебя сбегаются посмотреть все местные дети. Виснут на заборах, молчат и конфеты жуют. Мальчики оценивают, девочки, кто посмелее, дергают за край твоего платья и так стоят, будто ждут, что сейчас ты исчезнешь. В доме все женщины рассаживаются строго вдоль стен, на полу, ровным бесконечным рядом, и доброжелательно сверлят тебя глазами. 

Дагестанские женщины в горах кажутся мне статуями. Они молчаливы, с натруженными руками и морщинистыми смуглыми лицами, в темных платках, концы которых переброшены через плечи, из-под мешковатых их платьев выглядывают широкие ступни. Взгляд у них тяжелый и четкий, словно выстрел сквозь тебя, и улыбка, обнажая золотые зубы, сухая, черствая, похожая на краткий смешок, как будто хочется рассмеяться, но некогда, нельзя, недостойно.

А молодые девушки, сочные и гладкие, с луноподобными лицами и глазами в пол, за день ни разу не присевшие, не успокоенные, пока еще улыбчивые и робеющие, под вечер осмелевшие, чтобы спросить, с позволения старших, взахлеб и торопясь, накладывая по счету уже двенадцатый за твой день хинкал, щекочут тебя тонким голосом. Как это ты приняла нашу веру? а что сказала мама? а что сказал папа? а в Москве ты тоже носишь хиджаб? а что говорят соседи? а как это ты так тут завязала?

Эту бесконечную цепь вопросов можно прервать, только если с порога же добровольно вывалить на собеседниц всю информацию сразу, не отвлекаясь на вздохи, уверенным темпом, предугадывая удивление, смятение, жалость, гордость и, в конце концов, восторг. Тогда, удовлетворенные, все садятся к столу и начинают обсуждать. – Патимат, помнишь Гаджимагомеда? – Из Хебды? – Нет, племянника Зульфии. – Дальше по-аварски. – У него жена тоже русская. – Опять по-аварски. – Тоже мусульманство приняла? – Взяла имя Аминат.

Дагестан – экологически мистическое место, где всем есть дело до всех.

Сейчас же вспомнят всех русских женщин, недавнюю поездку в Москву, квартиру троюродной сестры в Балашихе, чью-то большую пенсию, соседского сына с банками черной икры. И расскажут в сотый раз историю о девушке, выучившей аварский язык, чтобы понравиться родителям мужа. Тут сделают паузу, я уже знаю, еще раз посмотрят на меня пронзительно, прикашлянут. 

С этой минуты в трогательных историях не будет недостатка, и выяснится после дыни и чая, что все, на ком когда-либо женились аварцы, непременно становятся мусульманками, бросают эту суетливую и ненасытную Москву, где харам и пьянство, и голые женщины пляшут на улицах, и теперь со своими высшими образованиями доят коров и лепят чуду, вот истинное удовольствие.

Жительница села Гадири Цумадинского района Дагестана / Фото З. Магомедова

В каждом доме, где довелось побывать, мой религиозный выбор единогласно одобряли, интуитивно голосуя и предваряя результаты выразительным цоканьем. Воспринимали меня как свою личную заслугу: молодец, что наш ислам приняла. Меня это смущало, в голове то и дело вспыхивал неправедный снобизм. Но Дагестан – экологически мистическое место, где всем есть дело до всех. И смирение и кротость одолели меня уже через сутки, а ислам предстал в причудливых, неузнаваемых формах. 

Первый раз с одной семьей на шустрой газели мы поднимались, кажется, в Верхний Батлух, и глава семейства живописал мне местную жизнь, сознательно акцентируя на строгом соблюдении жителями шариата. И вот у дороги я увидела немолодую крепкую женщину, несущую на спине огромный мешок, придавивший ее к обочине. Рядом с ней шел мужчина и напряженно ковырялся тонкой сухой травинкой в зубах. И я осмелилась:

- Как же так? Ведь в исламе женщина уважаема.

- Уважаема, - кивали мне в ответ. – А это у нас так принято, что женщина на себе тащит. Потому что если мужчина станет тащить, его в селе не поймут. Засмеют его в селе. И она, чтобы его не засмеяли, сама тащит. 

- Но шариат…

- Вот такой шариат.

"Девочка сама хочет поднимать, помогать, обслуживать, разносить, наливать, убирать".

И меня поначалу удивляло это хитросплетение алогизмов, но с каждым новым визитом становилось понятнее: местный ислам, выведенный и доведенный из прошлого до настоящего, действительно есть нечто личное, прошедшее через фильтры обычаев и каких-то, в чем-то диких, а где-то бессмысленных общественных установок, нечто уходящее своими разросшимися крепкими корнями в иссушенную глину быта. И женщина в этой системе уважаема в особом смысле – в том, что нагружена работой и так живет, не выпрямляя спины, а мужчина, чуть поодаль, с травинкой в зубах, объясняет ей ласково, любя: тем самым ведь зарабатывается Рай, спиной этой твоей, и мы своих женщин туда мудро направляем.

Другой раз с большой семьей местных жителей мы отправились на шашлыки. Расстелили ковры на земле, у подножия горы мужчины развели костер и схлестнулись о политике, а женщины по-простому принялись резать помидоры да вертеть в руках мясо, лук, лепешки, вилки, салфетки, стаканы, тарелки, чашки и прочие безделицы. Девочки лет десяти приносили в бутылях воду, бегая по горам километр до дома и обратно.

Жительницы села Гадири Цумадинского района / Фото З. Магомедова

Одна из них, в платье цвета мокко, приблизившись к нашему «столу», стиснув зубы, притащила огромный чайник с кипятком и, неумело изгибаясь, держа его в своих тоненьких дрожащих руках, попыталась разлить кипяток по стаканам. Тут же сидевший с нами рядом молодой парень вскочил, чтобы помочь, и моментально на него зашипели мужчины: перехватишь чайник – придется жениться. И смеются. 

Девочка отбежала к старшим сестрам, закрыла лицо платком и весь оставшийся вечер рассматривала своего героя исподтишка. Слышались хихиканья и легкие подталкивания друг друга локтями. Парень возмущался: тяжелый, горячий чайник, маленькая девочка, упадет, надорвется, обожжется, где вы видели, чтобы дети такие тяжести поднимали? В конце концов, ислам призывает… Оставь, отвечали ему. Девочка сама хочет поднимать, помогать, обслуживать, разносить, наливать, убирать, да, девочка? Конечно, конечно, да, торопливо кивала девочка. А раз хочет – значит, не харам, можно.

Позже я узнала, что женщины все как одна довольны. Что им ничего не нужно, их все устраивает, живут они правильно и хорошо, работа по дому не так уж и тяжела, и это их обязанность, их жизнь, их смысл существования, их призвание и предназначение. Утром, днем, вечером – работа всегда найдется, выезжать из села некогда, да и некуда, и незачем, выезжает только Басират, привозит платки и платья, но у нее дорого, из развлечений – телевизор и семечки за воротами, образование у всех, что ты думаешь, высшее. А на вопрос «Ты счастлива?» здесь отвечают, не задумываясь: «Ну, наверное».

Мужчины тоже отвечают, не задумываясь. Есть мужчины, а есть женщины, понятно? Мужчины – добытчики, просто временно без работы. Хотя что, тут же в селе сами строят медресе, или исламский институт,  в общем, что-нибудь исламское. Просторное, окна пластиковые, здесь будет библиотека, а там – компьютерный зал, учебные аудитории, мужская, женская.

 - Здесь будет спортивная площадка для мужчин. 

- А для женщин? – я спрашивала по инерции. 

- Что для женщин?

- Для женщин есть спортивная площадка?

Магомедсалам и двое из сельской администрации недоуменно переглядывались.

- Где женщины будут заниматься спортом? – уточняю.

- А зачем женщине заниматься спортом?

Еще раз, стоя на этой недостроенной «мужской» площадке, глядя на игрушечные сакли внизу, раскиданные по горам, увидела в каждом дворе женщину, усмехнулась своему вопросу, обвела глазами горы, небо, замолчала.

- Им нравится так работать, - заверили меня мужчины, - нравится угождать мужьям. А у вас в Москве женщины курят. Курить женщине нельзя, это грех.

- А мужчине что, можно?

- И мужчине нельзя, - сказал Магомедсалам и затянулся.

Аиша-Галина Бабич

Фото: radikal.ru

Другие публикации

Мнение
Всех бьют
Колумнист "Даптара" - об обыденности домашнего насилия
3861 25    |    31 мая 2017 г.
Мнение
В медресе и замуж
Колумнист "Даптара" Аиша-Галина Бабич о правах, бесправии и равноправии
2550 25    |    8 марта 2016 г.
Мнение
Четверг, хинкал и прочие курзе
Что обязательно должна уметь дагестанская женщина? Готовить национальные блюда! Не умеет? Обсмеют и даже замуж не возьмут, будь ты хоть доктор наук, уверена колумнист «Даптара».
2416 25    |    5 декабря 2014 г.
Мнение
Марафон стройности
У колумниста «Даптара» создалось впечатление, что все вокруг худеют, но почему-то девушек а-ля Джоли или Диаз не видно.
1622 25    |    21 ноября 2014 г.