бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

«Я никогда не мечтала о карьере офицера»

3367 25    |    29 апреля 2014 г.       
Подполковник милиции в отставке Анжела Мартиросова отдала службе 20 лет. О своих весьма неспокойных рабочих буднях она рассказала корреспонденту портала «Daptar».

Пожалуй, не осталось в мире профессий, которых не освоили бы женщины. Сегодня женщины руководят крупными предприятиями, выполняют тяжелую физическую работу и даже защищают Родину. Анжела Мартиросова рассказала нашему сайту о том, с какими сложностями она сталкивалась на работе, какого быть женщиной-полицейским и почему она считает, что нет только мужских или женских профессий.

- Сколько лет Вы проработали в МВД?

- Я  и сейчас там работаю. Разница лишь в том, что до недавнего времени я  являлась аттестованным сотрудником, а сейчас я начальник Музея истории МВД по Республики Дагестан, и уже в отставке. Хотя бывших офицеров не бывает. Сменив форменный китель на гражданское платье, знакомлю молодых сотрудников полиции и гражданскую молодежь с историей министерства внутренних дел. Тем более что сама являлась частью этой самой истории с 1994 года.  Много всего пришлось узнать, пережить, понять.

- А как Вы попали на службу?

- Совершенно случайно. К слову сказать, о карьере офицера и не мечтала никогда. Как и положено девочке, я хотела стать актрисой. Но жизнь порой преподносит самые невероятные сюрпризы.

По образованию я филолог, много лет учила детей русскому языку и литературе. Кстати,  уроки даю и сейчас…во сне. Мне нравилось сеять разумное, доброе, вечное. Несколько лет я обучала иностранных студентов русскому языку на подготовительном факультете дагестанского мединститута. Это время тоже вспоминаю с удовольствием.

- И причем же тут погоны, если Вам так нравилось учить?

- Все просто. Наступили лихие 90-е. Страшные времена. Зарплаты мизерные, цены космические, целая страна рухнула, мужу  месяцами не платили. Все, как у всех, тогда. Один давний знакомый предложил попробовать свои силы в пресс-службе МВД. Тогда отдел назывался пресс-центром. Мне светили офицерское звание и зарплата, в переводе на доллары -  целых двести. Последнее  - сильнейший аргумент в пользу перемены деятельности.

- Сразу взяли?

- Пришла, продемонстрировала умение грамотно говорить и писать. Приняли на должность референта пресс-центра МВД. Первое офицерское звание я получила почти в сорок. Лейтенант внутренней службы. В отставку ушла в звании подполковника милиции. Так я и стала офицером, горжусь этим. Без пафоса.

- Новая работа – новые реалии? Или нет?

- Тут все было по-новому. Знаете, как тяжело осваивать компьютер в зрелом возрасте. Да мне проще было три сочинения написать, чем, к примеру, поработать за компьютером. Сейчас смешно вспоминать, а тогда я прилежно записывала очередность действий в тетрадку и выполняла элементарные вещи строго по схеме. Потом преподавательская деятельность имеет одно привлекательное преимущество. Дал уроки – иди домой! А тут с 9 утра и до 6 вечера. И то, если отпустят.

Много женщин пришло на службу в милицию и полицию после гибели мужей. Кто-то скажет, детей же надо кормить. Но не всегда – это некий меркантильный интерес.

- Долго привыкали к новой службе? Сложно было?

- Безусловно, милиция и преподавание в школе – сферы разные, но навыки филолога в работе я использовала  всегда.  Много писала для газет и журналов, снимала видеосюжеты, фильмы и программы о деятельности сотрудников милиции. Специфика отдела предполагала тесное взаимодействие с представителями СМИ. Нужно было общаться с людьми, давать официальные комментарии.

Это не говоря об огромном количестве  приветственных адресов и официальных писем, которые писала или корректировала. Как-то написала кому-то из сотрудников шутливое поздравление с днем рождения в стихах. Молва о придворном поэте по министерству разнеслась быстро. И рифмоплетство стало общественной нагрузкой. Справедливости ради скажу, что иногда выходили и довольно милые стишки. Коллегам нравились. И сегодня иногда этим грешу.

По правде сказать, привыкала трудно, потому как  преподавание – это, скорее,  творчество, а служба в силовом министерстве – это неукоснительное выполнение приказа начальника, четкость, ненормированный рабочий день, минимум выходных и много еще чего, что осложняет жизнь человека с гражданки.  Бывало, даже ревела, таким все было другим.

 

 

Я ежедневно обрабатывала оперативные сводки. Так вот поначалу я не могла читать это все без эмоций. Убили, ограбили, избили, отняли…  Охала на весь кабинет, сочувствуя потерпевшим. Бывалые сотрудники веселились: Мартиросова сводки читает. Я как будто попала в другой мир, о существовании которого и не подозревала. Но со временем прошло и это. Сопереживаю и сегодня, но значительно тише. Человек привыкает ко всему.

Привычка делать все быстро и в срок  у некоторых коллег вызывала, по меньшей мере,  недоумение. Более опытные меня учили, типа сделаешь быстро, дадут другое задание, не стоит торопиться.  Многого не понимала, не принимала. Погоны обязывали, приходилось меняться и менять свое отношение к возникшему в моей жизни порядку.

При диаметральной противоположности сфер, есть, на мой взгляд, и сходство. Ни учитель, ни милиционер, сегодня полицейский, не имеет морального права поступать недостойно. Статус обязывает. Типа люди особого сорта. Во всяком случае, я так думаю.   

- Много ли женщин работают в МВД сегодня?

- Женщин в министерстве внутренних дел достаточно. Это и аттестованные, и вольнонаемные сотрудницы.  Дамы в погонах, по мнению самих же мужчин-сослуживцев, даже более организованы и ответственны.  В бумагах больше порядка, отношение к порученному разнится.

Много женщин пришло на службу в милицию и полицию после гибели мужей. Кто-то скажет, детей же надо кормить. Но не всегда – это некий меркантильный интерес. Чаще – осознанное желание занять его место в строю что ли.

Коллеги-мужчины считают, что без женщин не только жить нельзя, но  и служить невозможно. Со слабым полом больше уюта в кабинетах, с ними не зачерствеешь, не позволишь себе  пару-тройку горячих выражений и о внешнем виде всегда помнишь.

- То есть скидка за то, что они якобы слабый пол женщинам все же делается?

- В МВД нет деления на мужчин и женщин. Все мы - сотрудники силового ведомства. Так что никаких скидок на пол. Но с полной ответственностью могу сказать, что женщин-коллег мужчины в МВД берегут и ценят.

- Значит, милиционер или, как сегодня правильно, полицейский-женщина – это норма? Или все же исключение из правил?

- В наш век, как мне кажется, грань между мужскими и женскими профессиями совсем стерлась. Женщины давно и успешно освоили мужские профессии, не только стены кладут и землю пашут, но и Отечество защищают. Отлично разбираются в своей работе, случается и жизнью  рискуют. Ведь каждый сам выбирает свой путь. Я даже затрудняюсь вспомнить сугубо мужскую профессию. Полное равенство полов.

Хотя есть одна чисто женская работа. Понимаете же, о чем это я?  Тем живем и тем гордимся. Правда, некоторые мужчины сейчас (и это тоже веяние времени)  наступают нам на пятки. Рожать детей они, конечно, еще не научились, зато в декретных отпусках сидят. Неважно, мужская профессия или женская, важнее – польза от деятельности тех и других.

Несколько раз я вместе с коллегами из отдела и оперативных служб участвовала в освобождении заложников.

- Кстати, об опасности. Работа в пресс-службе МВД ведь не связана с опасностью. Это же не преступников задерживать! Или…

- Преступников не задерживала. Но служба трудна, как и любая другая в силовом ведомстве. Один 99 год чего стоил. После тех событий мир в Дагестане так и не настал. И выезжать на спецоперации среди ночи приходилось, и месяцами без выходных работали, и в осмотрах мест преступлений участвовали, снимали блиндажи и схроны с оружием, оперативные мероприятия, задержания.

Однажды я вместе со своими операторами ездила на рейд миграционной службы. Ранним утром брали «тепленькими» нелегалов-попрошаек. Вот это был ад! Чего я там только не увидела?! До сих пор помню эти душные подвалы и гаражи, где жили по 30-40 человек. Спали прямо на голом полу. Практически  штабелями.

Несколько раз я вместе с коллегами из отдела и оперативных служб участвовала в освобождении заложников. Конечно же, не с автоматом в руках, но риск был вполне конкретный риск. Сегодня вспоминается как некое приключение.

Возвращаясь после первого освобождения заложника, капитана налоговой службы, я вслух сказала: «Что-то я даже испугаться не успела». На что начальник оперативного подразделения, позже погибший от рук бандитов, усмехнувшись заметил: «А стоило, между прочим». И правда, стоило. Это я потом поняла.

А как мы однажды заглохли со съемочной группой прямо в лесу?! Хорошо, что не столкнулись там с нынешними обитателями леса.

Приходилось  брать интервью у задержанных и подозреваемых в совершении тяжких преступлений. Чувства при этом возникали самые разные: от возмущения до жалости. К примеру, как можно было отнестись к мальчишке-подростку, который убил своего отца, защищая от тирана мать и сестру?!

Много всего было. Непросто было, но и интересно в то же время. А теперь сами ответьте на вопрос, опасна ли работа в пресс-службе МВД. Кстати, угрозы в свой адрес и адрес своей семьи я тоже пережила.

- А в эмоциональном плане служба в полиции тяжела?

- Женщины – народ эмоциональный. Для службы в МВД эмоции иногда слишком губительны. Регион у нас тяжелый. Работники министерства гибнут каждый день. Большие начальники, рядовые сотрудники. Ну, представьте себе, сегодня вечером перед уходом с работы болтаешь с коллегой о пустяках, а утром напротив входа на траурной тумбе стоит его фотография. И ваза с дежурными гвоздичками. Тут нервы сдадут не только у женщины.

Мне не раз приходилось видеть мужество, самоотверженность и смелость коллег, их мастерство  и безупречное отношение к делу. Особенно тяжело бывало, когда делали материалы о погибших сотрудниках.

Неоднозначные чувства возникали и от спецопераций, когда  «при оказании вооруженного сопротивления»…дальше сами знаете. А ведь это молодые ребята, которым промыли мозги разного рода эмиссары. Горе от потери сына одинаково тяжело и для матери сотрудника полиции, и для той, что родила запутавшегося в сетях вербовщика мальчишки. Это тот случай, когда не работает принцип деления на своих и чужих, хороших и плохих.

Как мне кажется, прошло то время, когда профессии делились на мужские и женские.

- И бросить все, наверное, не раз хотелось.

-Бывало и такое. Причины разные: усталость, определенные трудности, непонимание руководства  и сограждан. Всегда возмущало и удивляло отношение дагестанцев к милиции. Часто необъективное, как мне видится.

В память врезался один эпизод. Молодая женщина-участница митинга с перекошенным злобой лицом кричала милиционерам: «Мало вас взрывают!». Меня это ужасно покоробило. Обидно стало и за парня, и за себя. Я ведь носила такую же форму, как и он.

Я, конечно, не слепая и хоть и была много лет сотрудником ведомственной пресс-службы, не стану отрицать, что порой поведение силовиков оставляет желать лучшего, но терять человеческий облик  не позволено никому, простите за пафос.

- Женщине тяжело работать в мужском коллективе? Или занимать руководящую должность в преимущественно мужском коллективе?

- С мужчинами работать не тяжело. По правде сказать, с  ними легче, чем с женщинами. Во всяком случае, мне. Кстати, в школе и в институте мне всегда проще работалось с мальчишками.

В пресс-службе я начинала референтом, затем была заместителем начальника, а позже  сама стала руководить отделом. О коллегах только самые лучшие воспоминания. И сегодня дружу с ними и с удовольствием общаюсь. Частенько советуются. Помогаю, чем могу.

Особенно горжусь тем, что меня называли своим пацаном (несмотря на серьезную разницу в возрасте), но без тени панибратства или неуважения.  Когда, я однажды возмутилась, мол, какой я вам пацан, мне ответили, что многие дамы позавидовали бы такому отношению подчиненных. Нет, коллег. Не люблю слово «подчиненные». Думаю, просто доверяли. Это дорого стоит, поверьте.

- Как охарактеризовать современную женщину, работающую в правоохранительных органах?

- Служба  в силовом министерстве – серьезное испытание для  женщин. Мало того, что надо быть профессионалом, так еще и жизненно необходимо оставаться женщиной в самом лучшем смысле слова.

Женщина в погонах – явление сегодня нередкое, но и не поголовное. Но, как мне кажется, прошло то время, когда профессии делились на мужские и женские. Говорю, как филолог. Профессионал, как и патриот, - слова общего рода. Их, обозначающих  профессии независимо от мужского или женского начала, в языке немного. Честно говоря, совсем неважно, кто делает  дело, куда важнее, чтобы он или она делали его ХОРОШО.  Здорово, когда  люди занимаются тем, что больше нравится, получая от этого удовольствие.

Лана Вартанова

фото из личного архива А. Мартиросовой

Другие публикации

Персона
"Человек должен в первую очередь бороться сам"
Регбистка Байзат Хамидова — о самых сложных моментах карьеры, о страхе перед неудачей и о роли семьи в жизни кавказской женщины.
602 25    |    5 июля 2017 г.
Персона
"Девочек не сразу воспринимают всерьез"
О том, как творческая натура нашла себя в боксе
749 25    |    7 июня 2017 г.
Персона
Мы просто учим их пользоваться калькулятором
Айшат Гамзаева открыла в Махачкале специальную студию для людей-инвалидов.
1236 25    |    8 октября 2015 г.
Персона
«Я слышу ее голос до сих пор»
Исбат Баталбекова – первая оперная солистка в Дагестане.
1718 25    |    26 декабря 2014 г.