бесплатная помощь

Психологическая Юридическая

Девочки для битья

12745 25    |    16 апреля 2014 г.       
"В стране и в республике, где декларируется уважение к матери, благоговение перед ней – женщины оказываются никому не нужны"

Вот уже несколько лет прошло как с нами нет Айшат Шуайбовны Магомедовой, директора Благотворительной больницы для женщин. Она скончалась от болезни в декабре 2010 года. Айшат Шуайбовна была одной из первых, кто начал рассказывать о том, в каких чудовищных условиях живут дагестанки в горных районах, что приходится терпеть и выносить женщине. Айшат была бесконечно влюбленной в эту горянку и хотела, чтобы к женщине относились с уважением.

Чтобы хоть как-то облегчить тяжелую жизнь горской женщины, Айшат Шуайбовна открыла благотворительную больницу для женщин в Махачкале. Вместе с сельчанами в 90-ые года отремонтировала здание бывшей детской поликлиники, которое находилось в центре города (там сейчас элитные многоэтажки стоят). Она находила деньги на эту больницу, несколько раз закладывала свою квартиру. В ее больницу приходили женщины, которые не могли оплачивать лечение в гос.больницах. Она открыла курсы медсестер. Она вообще сделал очень многое для женщин из горных районов.

Айшат Шуайбовну государство душило по-разному… Были многочисленные проверки. Но она выстояла. Потом государство поступило подло. Просто отобрало у нее здание в центре города (это здание уже снесено почти и там наверно появится новая элитная застройка). Самое смешное, что по документам это здание было передано в бессрочное пользование больнице. А потом вдруг оказалось, что ошиблись тогда, не стоило его передавать таким образом. Айшат Шуайбовна долго судилась, но тщетно. На нервной почве слегла. В больнице от кого-то заразилась гепатитом. Лечилась с переменными успехами. В 2010 году Благотворительная больница окончательно переехала в новое здание. А это уже новые заботы, новые переживания. Да и это здание уже отобрали у последователей Айшат Шуайбовны.

…Она часто ездила по миру. Видела много мировых столиц. Ей предлагали переехать из Дагестана, из России, но она не соглашалась. На вопрос – «Почему?» - она отвечала: «Как же можно их оставить? Я же предам этих женщин».

Портал Daptar публикуют монолог доктора Айшат Шуайбовны, записанный журналисткой Светланой Анохиной в июле 2010 года. Проблема домашнего насилия с того времени не стала менее актуальной.

***

Профессиональную сваху, телеведущую из шоу «Давай поженимся» Розу Сабитову избил муж. Чуть раньше подобные истории произошли с певицами Жасмин и Валерией. А нам казалось, что с ними, успешными, удачливыми, сильными, профессионально реализовавшимися и финансово независимыми, наконец, такого просто не может случиться! Те, кому повезло ни разу не видеть женщину, надевающую зимой солнцезащитные очки, чтобы скрыть синяки, с ужасом спрашивают: «Если это происходит у «культурных» людей, что же творится в обычных семьях?». Директор благотворительной больницы для женщин Айшат Шуайбовна Магомедова не спрашивает. Она знает.

Айшат Магомедова:

«- Масштабы этой беды огромные. Мы недавно проводили анкетирование – анонимное, конечно – наши активистки опросили 900 женщин из высокогорных сел. Так вот, 80 % признались, что муж проявляет по отношению к ним насилие. И то, я думаю, цифра занижена. Не все осмелятся об этом говорить, пусть даже анонимно. Это же позор, если тебя бьет муж. Ему – не стыдно, стыдно жертве. 

Тут, понимаешь, такой замкнутый круг, женщина традиционно считается хранительницей очага, семья – это ее территория и, как ни страшно об этом говорить – именно поэтому в семье она иногда меньше всего защищена. Не понимаешь? Ну, смотри вот,  к нам в больницу иногда попадают женщины со сломанными ребрами, носом, сильными побоями. Муж пришел пьяный или просто злой был и сорвал свою злость на жене. Мы считаем, что такой мужчина должен быть наказан по закону, но… К одной женщине, поступившей к нам со сломанными ребром, ходили сыновья, уговаривали «Мама, не пиши заявление, это же позор будет!». И она послушалась, подумала - сыновей женить надо, кто же в такую семью захочет свою девочку отдавать? И промолчала. Ребро срослось, она выписалась из больницы и снова пошла домой, где муж, который распускает руки и двое сыновей, не захотевшие защитить свою мать.

Меня часто спрашивают, что такое с вашими женщинами, откуда берутся шахидки? Причин тут много, очень много, но есть одна, о которой не принято говорить вслух.

Ведь нам как внушается с детства? Что женщина, девочка должна быть послушной, что главная ее цель – сохранить семью. И, если возникает в семье проблема такого рода и женщина уходит – родственники  изо всех сил стараются ее вернуть. Не разобраться в сути конфликта, не исправить что-то во взаимоотношениях в семье, а вернуть «деталь» на положенное место. И, главное, чтоб не было шума, чтобы не узнали соседи. А если все-таки женщина бросает мужа – то это бьет по ее репутации, по ее социальному статусу.

Одна из самых важных наших задач - объяснить женщине ее права. И светские, и шариатские. Ведь у нас мужчины, когда им выгодно, когда, например, вторую жену заводят, часто говорят – по шариату имею право. И сразу о шариате забывают, когда дело касается их обязанностей.  Тогда мы говорим женщине – не хочешь в милицию, иди к мулле. Пусть он придет и объяснит мужу, что по исламу бить жену – нельзя, что спиртное – тоже нельзя. Кстати, возросший интерес к религии, явление, вроде бы положительное, как мы видим, только осложнил жизнь женщины. Теперь на нее оказывают давление с двух сторон. Наденет хиджаб – возьмут на заметку как потенциальную шахидку, не наденет – назовут нечестивой.

     

Айшат Магомедова

   Кстати, меня часто спрашивают, что такое с вашими женщинами, откуда берутся шахидки? Причин тут много, очень много, но есть одна, о которой не принято говорить вслух. Девушку, ставшую женой «лесного», а, особенно, решившуюся на самоподрыв, окружают особым почтительным вниманием. Она становится как бы равной мужчинам. «Сестрой по оружию». А ты же знаешь, что до сих пор в горах мужчинам выказывается особое почтение, женщины встают, когда в дом входят мужчины, они не садятся с ними за один стол, не имеют права вмешиваться в разговор. То, что эти правила зачастую нарушаются – ничего не значит, это частные случаи, а то, что заложено в генетической памяти – остается. Видела, наверное, как сельские девушки, присевшие на обочине дороги отдохнуть, завидев приближающуюся машину, встают? Ну, вот и представь, как должна чувствовать себя молоденькая девушка, которую приблизили к себе «высшие существа», допустили в закрытый мужской мир, приняли как свою. Так же чувствует себя и мальчишка, которому дали оружие и он жизнь готов положить, лишь бы оправдать такое доверие.

Так что круг проблем одними избиениями не ограничивается. Мы с группой, в составе которой есть юрист, психолог, врач - ездим по самым далеким селам и видим, как там живут женщины. У всех проблемы с опорно-двигательной системой, с нервной системой, по женской части – нездоровы,  у многих нет зубов. В 40 лет – уже согнутые старухи. Рожают, рожают, рожают, а между родами - работают, работают, работают. Ходят к роднику за три километра, тащат потом воду на себе! Я, когда за пределами Дагестана о таком рассказываю – мне не верят! Говорят, а почему не проложить водопровод? Что я могу им ответить? Ведь водопровод прокладывают мужчины, а они по нашим горским обычаям к роднику не ходят, воду на себе не таскают. Так что им проблемы их жен не очень близки. На все жалобы один ответ – моя мать таскала, бабка моя, прабабка – чем ты лучше?

Но кто во времена этих бабок и прабабок мог представить, что горец может поднять руку на жену, отдать старую мать в дом престарелых? А, знаешь, чем чаще всего занимается наш юрист? Помогает составить документы на выплату алиментов! И это – в Дагестане! И вот ответь мне, разве может угрюмая, с нервными расстройствами, измотанная тяжелым физическим трудом женщина вырастить из сына настоящего достойного мужчину?

Есть еще одна проблема – типично кавказская. Девочек воруют. За прошлый год 180 девочек украли. Трех накануне свадьбы. Такое, может быть, в фильмах и книжках смотрится романтично, но, на самом деле, это страшная вещь! Украденная в глазах общества уже «запачкана», не каждая семья примет такую назад, а если даже и примет, на ней все равно будет пятно – «неизвестно, в чьих руках побывала». И девочки это знают, поэтому к родителям, как правило, не возвращаются. А в семье «мужа» они, без поддержки своих родственников оказываются совершенно беззащитными.

В стране и в республике, где декларируется уважение к матери, благоговение перед ней – женщины оказываются никому не нужны.

Я тебе много могу страшных историй рассказать. И как брат убил сестру, потому что какой-то негодяй ее оклеветал, сказал, что она «гуляет», а мать, испугавшись, что потеряет еще и сына, его покрывала. Или, как невестку утром после свадьбы свекруха привела к нам на освидетельствование – была ли девушкой. И это еще счастье, что привела, мы все ей объяснили, а ведь могли и убить, не разбираясь. Крови на простынях нет – значит, гулящая. Могу рассказать, как у матери семья мужа забрала детей и не позволяет ей с ними даже видеться. Или, как девочку выдали замуж за насильника и теперь она жена одного их тех, кто над ней надругались - вот скажи, как жить ей с ним, как рожать от него детей? А на днях женщина звонит, плачет, ее девочка не пришла домой после «Последнего звонка». Тут каждая минута на счету, нужно поднимать шум, вдруг с ребенком беда и его еще удастся спасти. Так и сделали бы, если б пропал мальчик. Но мать девочки не звонит в милицию, не объявляет в розыск, ведь дочь, не ночевавшая дома – позор для семьи! И надо молчать и скрывать, даже рискуя потерять ребенка. Вот такой выбор часто делают в Дагестане. 

 Эта двойная мораль, боязнь огласки очень мешает нашей работе. Все приходится делать скрытно, чтобы еще больше не повредить женщине, обратившейся за помощью. Раньше мы могли помогать более эффективно, например, на территории нашей больницы были помещения для проживания женщин, попавших в трудную ситуацию. Там жили избитые мужем жены, там жили девочки из Бороздиновки, из Чечни.  Но сейчас помещение у нас отобрали, дали новое на Редукторном поселке возле грязелечебницы, но там нет ни амбулатории, ни прачечной, ни… Не хочу говорить об этом. Нас просто лишили возможности помогать тем, кто в помощи очень нуждается.

И если мы что-то делаем – то «не благодаря», а «вопреки». В стране и в республике, где декларируется уважение к матери, благоговение перед ней – женщины оказываются никому не нужны».

Другие публикации

Тема
Она в присутствии любви и смерти
О насилии домашнем и государственном, о ненависти к жертве и о том, как как легко меняются местами жертва и агрессор
2289 25    |    2 июня 2017 г.
Тема
Село, кизяк и хинкал
Корреспондент "Даптара" сходила на кастинг реалити-шоу для девушек по-дагестански
1938 25    |    25 мая 2017 г.
Тема
Чечня. Пропала жертва домашнего насилия
Мать требует найти ее дочь. Правоохранители молчат...
741 25    |    24 мая 2017 г.
Тема
Лучше бы ты умер
Как живут квиры в Дагестане
2017 25    |    17 мая 2017 г.